Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 657 ]  На страницу Пред.  1 ... 39, 40, 41, 42, 43, 44  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Чт фев 26, 2009 5:48 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
- Я помню, - говорила Легенда, - я помню зеленые волны озера и желтые волны ржи. Я помню, как мы летели на восток, чтобы сдать экзамен и лететь к восходящим звездам. Мы тогда справились, справимся и теперь.
Кроме этих слов, Легенде нечем было подбодрить всадника и себя самое. Все системы сканировались, анализаторы работали в полную мощность, но двигаться кентавран не мог. Куда делся Табанго? Что происходит там, внизу?
На другом кентавране Марис, кусая губы, раздумывал, пора ли прыгать вниз.

---
Орхор лихорадочно шарил глазами по прихотливым извивам песчаного знака. Должно быть, это ошибка. Нужен был зверолюд, но не любой же - кто-то знающий, образованный, кто-то особенный, - ну никак не беззубый бывший раб, нынче братец, житель пустыря... Что же это значит? Что?

Бывают такие картины, которые вблизи теряют все детали. Ком впечатлений, красок, полутонов, какая-то мазня - и так до тех пор, пока не отступишь на пару шагов. Тогда мазки складываются в предметы, и оказывается, что каждый предмет нарисован тщательно и точно. Брат Орхор, пытавшийся уловить символ в скрещениях и изгибах, ничего не увидел. Братец Дракон рванулся чуть выше, и внезапно гигантский знак распался на кусочки, на много маленьких знаков. Они были непонятными. Но - и чем дальше, тем больше убеждался Орхор - они значили одно и то же, с настойчивостью повторяя какой-то смысл. Один-единственный смысл для всех. Не нужно быть избранным: здесь есть надпись на каждом языке. Земля разговаривает с небом, и каждый, кто поднялся на драконе, увидит то, что предназначено ему. Но что же это? Брат Орхор умел читать, но букв не было. Символы, все незнакомые.
Нет, не все... Но это же ерунда. Это морской язык, сленг боцманов, невнятная скоропись в лоциях. Вот этот значок, как будто берег, на который идет волна. Бывший гребец на галерах хорошо знал этот знак. Увидев его на флажке, они предвкушали вечерний отдых: паруса надувались теплым сильным ветром, идущим к берегу.
- Бриз, - закричал брат Орхор, - Бриз! Лазоревый ветер! Дракон, похожий на голубую пантеру! Из наших с вами сказок, братец Дракон! Здесь его имя!


- Но что стало с ним дальше, отец?
- Печальная история, братец пес. Славный дракон Бриз окаменел, когда Хэатта окончательно закрылась. Окаменел, когда прыгал через провал Расщелины... стал камнем, статуей - и разбился о дно ущелья. Так говорит легенда. Проснется ли он снова? Бог весть! Если камни могут срастаться, как плоть, а горы расти, как каменные цветы - то быть может, Лазоревый Дракон еще появится в этом мире.


Брат Орхор припомнил рассказ учителя и, как мог, прокричал его над головой дракона.
- Наверное, когда придет Бриз, это будет путь к Хэатте! Или наоборот! Или... или он на дне?

----
Антониус наконец-то сел спокойно. Он почувствовал, что неплохо бы вздремнуть, и чем дальше, тем больше его клонило в сон - он даже забыл слова обидные Ласло о големах. Забыл он и то, что рана его совершенно зажила, и уж тем более не заметил, что порванные штаны тоже "заросли", как будто кто-то сшил их невидимой ниткой, невидимым швом.
На время беседы воины замерли. Лишь алый свет играл на кривых лезвиях. Между столами и стульями бесшумно сновал мальчишка, встретивший их у ворот. Он подкладывал под руки приборы, убирал салфетки, переменял блюда. Ловкие руки и маленький рост позволяли маленькому хозяину быть почти невидимым. Но Антониуса он неловко толкнул, подмастерье встрепенулся и с ужасом услышал слова Бранча. Опять куда-то идти! Сумасшедшие. Он предупреждал, что они все, вообще все сумасшедшие.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт фев 26, 2009 11:30 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
- Честь для меня, - качнул головой Узурпатор. И снова всем показалось, что Стальной Кулак этой ночью не умер, а помолодел. - Я лучше других знаю, сколь могучи пришельцы из других миров. Не по суевериям, а по опыту. Потому что так называемый Демон - именно такой пришелец. Я хочу рассказать вам о нем. И попросить помощи. Так или иначе - убрать его отсюда. Он не часть этого края и ему здесь не место.
Узурпатор говорил, а взгляд его то и дело задерживался на Дилане. Кэнси мало интереса проявлял к происходящему. Подперев щеку механической рукой, похоже, дремал с открытыми глазами. Все было ясно и логично. Новый орден готов вступить в битву со старым рыцарством. Братство прикроет раздираемое междуусобицей Владычество от нападения Империи... а с пришельцем разобраться будет проще всего другим пришельцам. Больше всего механик боялся, что их попросят участовать в войне и убивать. В сравнении с этим даже драка с той странной и темной тварью не казалоась таким уж страшным делом.
- А знает кто-нибудь за этим столом, откуда я родом? - внезапно спросил Эдуардо. - Откуда пришли мои предки?
И сам себе ответил тут же:
- Никто не знает. Такого места давно нет, а его название - секрет магиков. Когда-то на севере стоял небольшой городок Аскарон. Там мой прадед, тоже Эдуардо, держал пекарню. Сейчас на том месте выжженная пустыня даже без руин.
За столом стало тихо. Похоже, никто ни о чем таком раньше не слышал.
- Однажды в город пришел зверолюд. Все попрятались, потому что вслед за такими обычно приходят работорговцы, и их ничто не останавливает. Но тот на беглого раба похож не был. Одет был странно - такую одежду по сей день не сыскать и богачу. И при оружии. В те дни звеоролюд при оружии - это только в сказках было.
Зашел он в пекарню. Пекарь сначала спрятался, испугался. А тот сидел на месте, ничего не делал. Потом по дому стал шастать. Хозяин высунулся посмотреть - зверолюд нашел себе таз с водой, тряпку. Сидит и раны промывает. И столько на нем этих ран. Ну как решето. Пекарь сидел и трясся, больше не прятался, да и негде особо было. И дом не бросишь, и не выгонишь такого.

Эдуардо, сжавшись, трясся на табуретке, через всю комнату наблюдая за странным молчаливым гостем. Тот, будто не замечая хозяина, деловито работал тряпицей, раз за разом отжимая ее в давно покрасневшую воду.
- А знаешь, что твой король сошел с ума? И из-за него все скоро рухнет вокруг? Пшик будет вместо вашего королевства, сударь Эдуардо.
Пекарь думал, что зверолюд разговаривает сам с собой, пока не прозвучало его имя.
- Ч-что?.. - со зверолюдами это было совсем не принято, но этого почему-то так и тянуло назвать как-нибудь уважительно. Слова почти сорвались с языка.
- У вас у всех будущее рабов. Ваше ослабшее королевство завоюет пыстынная Империя. И на всех вас наденет ошейники как на зверолюдов. Твои внуки родятся рабами.
Эдуардо вытаращил глаза. Вторженец говорил дикие, сумасшедшие вещи. Но выгнать безумца мешала все та же аура опасности и силы. Потому пекарь продолжал слушать.
- Мы сейчас заключим с тобой договор. Я сохраню тебе жизнь. А ты - поедешь в столицу и там отдашь своего первенца на службу королю.
- Но... - пискнул Эдуардо, - Пекарня... дело...
- Пекарня сгорит еще до заката. И весь город. А без моей помощи - и ты тоже.
Дверь слетела с петель, разлетевшись надвое. В пекарню шагнул человек в странных латах. Настолько огромных, что был похож в них на вставшую на дыбы черепаху. Зверолюд среагировал быстрее молнии. Схватил со стола свое нелепое оружие, нацелил... хлопок - и воин неизвестной армии упал с пробитой головой.
- Вот и началось, - вздохнул зверолюд, поднимаясь на ноги. Второй латник вломился в окно и поднял собственное оружие, но гость пекаря снова оказался быстрее. - ты согласен? Спасти тебя?
- А если моего сына не возьмет король? - спросил пекарь неожиданно для себя.
- Тогда ты мне ничего не должен! - хохотнул зверолюд, толкая Эдуардо к задней двери.

- В тот день город Аскарон исчез в огне пришельцев. Тех, кто пришел охотиться на Демона. Мой прадед видел их оружие, их летающие машины, которые спускались прямо с неба. Он спасся только потому, что это могучее создание защищало его. Закрывало собой. А они наплевали на жителей. Просто сжигали и взрывали дома, которые мешали в бою. А Демон был еще страшнее, потому что всей их орде противостоял один. Потом пекарь скрылся в лесу. А Демон продолжал сражаться, пока не оказался так изранен, что не мог стоять на ногах. И его поймали.
Эдуардо хмыкнул.
- Что было дальше - одной частью известно всем. А другой частью остается только гадать. Сын пекаря через много лет сверг короля и стал первым Узурпатором. А небесные воины не увезли пойманного Демона с собой, как все думают. Уверен, что каким-то образом они заточили его прямо здесь. А неразумные люди нашли его тюрьму. Я говорю все это потому, что не верю. Не верю в ходячих мертвецов. И не верю в магиков, не верю, что один человек имеет больше власти над природой, чем другие. Достаточно развитая технология часто неотличима от магии. Вот в чем я уверен. Арбалет долго считали колдовством. И еще долго будут считать магией ружье. Но это все устройства. И колдумны у нас под носом спрятали устройство настолько дико мощное, что одним словом оно повернуло в другое русло историю моего государства.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб фев 28, 2009 3:41 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Антониус был на этот раз задет куда сильнее. Забыв, с кем говорит и кто вокруг, подмастерье фыркнул.
- Вы же даже не видели Силу! Кто знает, как он выглядит? Или - видели?
Подмастерье вперил в Узурпатора наглый и в то же время растерянный взгляд. Неужели он видел и знает?

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс мар 08, 2009 8:44 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Рыцари воззрились на Эдуардо с натуральным азартом. Ну, дружок, как ты отбреешь наглеца?
- Мой милый друг Антониус, - пропел Узурпатор. - Вы существенно переоцениваете свою Силу. Неу нужно колдовства, когда есть агентура. И история ничем не хуже тайных знаний. Ваши главы наверняка такое не разбалтывают, но еще до нашего с вами рождения они упустили часть своей могучей находки. Скользкий Рив, великий ворюга, забрался в башню и выкрал нечто. правда он выбрался оттуда без ноги, без уха и совершенно сумасшедшим. Но добычу унес. Потом долго ходили слухи, что по границе между Империей и Владычеством гуляет громовая палица. Оружие, что валит рыцаря в тяжелой броне, пробивает драконью чешую, оружие, от которого нет защиты и магику. Сколько же денег и сил ушло, чтоб найти этот предмет и выкупить. Твиг, покажи.
Старик запустил руку за пазуху мундира и вытащил поразительно знакомый предмет. Дук в этот момент подавился, хотя ничего не ел. Твиг бережно держал кончиками пальцев крупнокалиберный револьвер.
- Мы-то думали получить на руки могучее волшебное оружие. А это оказалось обычное ружье. Да, маленькое. Да, искуссно и добротно сделанное. Но стреляет оно при помощи той же самой черной пудры, которую столько лет исследовал наш паудемейстер.
Гарпунеры разглядывали диковинное оружие с любопытством, но и с сомнением. Кэнси даже приподнялся, чтоб посмотреть поближе. А Дилан почему-то нервно заозирался и заерзал на месте.
- Тогда-то мы и стали старательнее выяснять, что же такое прячется в башне. На глаза попалась баллада, которую какой-то бард записал со слов самого Рива. Тот бредил, что вынес палицу из подземелья. И что там, еще кто-то сидел, да в карман не полез. Но мы-то знаем, что под башней нет никаких подземелий. Точнее - мы знаем, что первый ее этаж открыт для посещений и никаких ходов вниз с него нет. так ведь, сударь магик? - Узурпатор усмехнулся. - Тогда мы прикидываем, куда не пускают молодняк вроде вас до высших посвящений. Раз - на самую верхушку и два - на третий этаж, где почивают ваши главы. Так ведь, друг мой? Мои осведомители не ошиблись? И вот я предполагаю, что архимагики, подобно купцам делают вход в тайный подвальчик с контрабандой со второго, а в нашем случае с третьего этажа.
Эдуардо насмешливо смотрел на Антониуса, ожидая его реакции.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс мар 08, 2009 11:28 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
"Не видел. Не знает. Никто не видел и никто не знает". Антониус опустил глаза. Привычная манера говорить изменила ему, и вместо высокопарных и всегда пылких слов у него нашлась только какая-то скучная грусть, неуместная в зале, полном воинов. Но Антониусу не хотелось думать об уместности.
- Не могу я выдавать секреты Великих, - ответил он, - тем более, что сам тоже не знаю. Знаю что там Сила, а ее дыхание сам ощущал сегодня, и ох и воняет же она, эта Сила. Прошу меня простить, милорд.
Он коротко поклонился и сел. На миг ему подумалось, что его могут приказать пытать, но он отмахнулся от этой мысли: осведомители Узурпатора могут знать столько же, сколько самые видные Архимагики, чего ради выдавливать сведения из одного ученика. Он как был пешкой, так ей и остался, и насколько это плохо - неизвестно. Воодушевление битвы и веселая злость прошла, теперь Подмастерье чувствовал, что устал и что ему все труднее отгонять от себя странную потерянность, почти безучастность. Утром мир был на своем месте, пусть и шатком, а в течении ночи он все кренился и кренился, чтобы перевернуться. И Антониус устал бороться с этим креном, хотел, чтобы течение уже взбесилось наконец и вынесло их всех к новым берегам. К тому оно и шло.

Никто не замечал мальчишки, легкой тенью скользнувшего около стола и брякнувшего на стол тарелку с хлебом. Пацаненок мышью мелькал между гостей, успел сунуться к самому чудо-оружию, обежал каждого гостя, то забирая что-то со стола, то ловко подкидывая приборы и тарелки под самый локоть.

В результате этих беганий и манипуляций его карманы все больше и больше оттопыривались, потому что опустошать чужие карманы он был отменный мастер. От Антониуса он позаимствовал кошелек с сушеными жабьими лапками, мелкими монетами и рыболовным крючком, от Красли - пару огрызков от груш, одну целую грушу и два карандаша, синий и красный. Отец Августин против воли снабдил его своим старым молитвенником, чернильницей и куском бечевки. Бранч - целой грудой сокровищ в виде переводных картинок, стеклышек, лупы, палочек, значков, картонок и прочей мелочи, оставшейся еще с Земли. Мальчик думал, что яркие шпажки (он не знал что они из пластмассы и что они для канапе, но это не имело значения) лучше всего на свете, пока не забрался в карманы Дука. Ценности, которые он там обнаружил, были настолько прекрасны, что ему пришлось выскочить в сени, чтобы отдышаться и насладиться в полной мере созерцанием этих штук, и особенно - одной, настоящим алмазом на вид. Он играл с ним до тех пор, пока не вспомнил, что он должен прислуживать за столом. Он вернулся в теплый зал в тот момент, когда Антониус гневно спрашивал, кто видел Силу, и встретил серьезный взгляд отца Августина.
- Мне нужен надежный человек, - прошептал священник подбежавшему мальчику, - для важного дела.
- Я могу, - вдвойне охотно от облегчения отозвался мальчик.
- Нужен надежный, - возразил отец Августин, неловко повернулся и уронил чей-то старый зонтик, почему-то прислоненный к стене рядом со столом, - сам понимаешь, это же война, это ночь, это всерьез. Это не то, чтобы раззявы-гости или что-то еще такое.
Мальчик догадался, что его видели, и что он попался.
- Да нет, - прошептал отец Августин, - только ты уж, пожалуйста... вытащить легко, разложить на места сложнее. И... не надо так больше. Когда закончится ужин, приходи, расскажу о деле.
Он нагнулся, чтобы поднять зонтик, а когда выпрямился, увидел, что мальчик снова снует меж столов. Он незаметно вернул кошелек Антониусу и ловко повернулся к Дуку. Но дырявые карманы подвели мальчишку: самый лучший алмаз в мире вырвался на свободу и со звонким стеклянным стуком покатился по деревянному полу. Мальчишка рванулся, накрыл его рукой, поймал, поднялся и молча подал Дуку.
Бранч видел, как выглядел глаз Дука после атаки нежити. Бранч сам помогал в мучительной процедуре извлечения киберглаза. Он ясно помнил, что глаз был расколот, растрескан, изуродован. Побывав в руках мальчика, глаз возвращался к хозяину алмазно-цельным.
Антониус, который тоже прекрасно помнил глаз, скорчил кислую физиономию. Похоже на этой планете все, даже сопливые сопляки, все, кроме него, были гениальными механиками.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн мар 09, 2009 6:28 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Механизм, построенный из людей, их устремлений, их чувств и порывов... работал. Он крутился, все набирая обороты. Сколь бы ни была долгой моя работа, она всегда подходит к концу. Как сейчас. Разрушение всегда отступает, уступая место созиданию. Рано или поздно. Скоро этот мир отторгнет меня, как утратившую значение деталь. Сражение на кладбище дало мне крупицу силы, дало толчок... и теперь будто снежный ком я накапливал силу, стремительно обретал утерянное. Мир возвращал мне все, что я отдал.
И вот, будто в награду за все мои старания, мучения, я увидел... мне будто дали посмотреть на весь механизм разом. Я видел пустыню, где по пескам маршировали имперские полчища, готовые залить огнем Владычество... если им не помешают. И два военных совета разом видел. На одном присутствовали все, кто пил мою кровь эти годы. Все архимаги, распухшие, будто насосавшиеся комары. А на другом - один бедный Антониус, которого теперь воротит от взгляда на источник силы, что ему навязали. Через город маршировали полки братства, у них своя битва. А в темноте точат мечи гвардейцы Нилетта. Посол Империи, несчастный ребенок, потомок Губителя, мерит шагами свои покои, давя злобу, что охватила его при взгляде на кровных врагов. И на крыше его зверь, чуя беспокойство, выпускает из ноздрей дым и взрыкивает. А по всему замку стучат молотки. Красные мундиры валяются в куче вместе со шпагами - орденцы трудятся, засучив рукава. Одни у ворот собирают из заготовленных частей нечто огромное. Другие на стенах отбивают лишние зубцы. Третьи готовятся обрушить на врага разрушительную силу черной пудры, силу пороха. Из подвала появляются тяжелые ящики. Бомбы, ручницы, мушкеты... пушки, которые на стены затаскивают вдесятеров, и только там ладят на базы. Люди и зверолюды шутят и переговариваются перед битвой. Братство. Никто не мрачен. Они не страшатся вместе погибнуть. А по их души вслед за гарпунерами шагают исполины-големы. В каждом из этих изваяний пылает крупица моей ярости.
Я видел все. Видел даже будущее. Видел, кто победит. И гораздо дальше. Видел все последствия своего присутствия. И знал, что долго еще не понадоблюсь в этом мире. Созидание может и вступит в свои права, но завтра я буду здесь хозяином. Мои оковы стали стремительно ржаветь. До кровавого рассвета оставалось несколько часов. И я позволил себе неслыханную росокшь. Наслаждение, какого не испытывал много лет. Я уснул.


Пришла пора прощаться с Вильгельмом и Ласло. Их полки уже почти прошли, пора было им уходить.
- Но не раньше, чем ты с нами выпьешь! Возможно шанса больше не будет! - заявил Вильгельм и сам налил Эдуардо полный кубок. А затем и всем прочим, так что кувшин опустел. Узурпатор посмотрел на него с мольбой. Но эта эмоция тут же пропала с его лица. Он стянул перчатку, оголяя свою изувеченную руку. Средний палец кончался второй фалангой, безымянный - первой. Мизинца вообще не было. Вся рука была покрыта глубокими уродливыми шрамами, большинство мышц не работали. Хитро скроенные перчатки надежно прятали все это. Эдуардо с натугой уцепил пальцами кубок... приподнял... и выронил, расплескав до капли.
- Не могу... Прости, Вильгельм...
- Мооожешь! - протянул магистр, наливая второй кубок.
Жар было сунулся примотать кубок к руке Узурпатора.
- А ну кыш! - шгнул его Эдуардо. - Слышал, что магистр сказал! Я могу!
Он зубами стащил вторую перчатку, обнажив столь же изуродованную руку и, зажав кубок между ладонец, поднял второй раз. На этот раз днес до губ и жадно осушил, вызвав бурю ликования.
- Видишь, дружище! Все можешь! - воскликнул Вильгельм и грохнул об стол ларцом. - Вот! От лучших кузнецов братства по чертежам Сайвека. Примерь-ка...
В ларце покоилась стальная рука. Наплечник с символом Узурпатора, шипы, черненые пряжки и прочные ремни. Пластины закаленной стали прилегали одна к другой без зазора. Стальной кулак, символ власти.
Твиг и Жар помогли ему облачиться. Эдуардо вытянул руку вперед... и сработал механизм внутри, перчатка с лязгом сжалась в кулак. Узурпатор улыбнулся.
- Я не очерню это оружие поражением, - твердо пообещал он.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт мар 10, 2009 2:45 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 13, 2006 9:59 pm
Сообщения: 1783
Откуда: Ижевск
Аркст не умер.
Падение вниз слегка оглушило его, но упал он на песок и быстро пришел в себя. Двигаться дракон мог с трудом, но, тем не менее, пополз вдоль стены. Он не совсем понимал, где оказался, коридор казался ему чем-то вроде расщелины, которая где-нибудь наверняка поднимется к поверхности.
Он уже не знал, чего хотел. В голове его помутилось.

---------------------------------

Юкс высунулся из кентаврана и огляделся.
Стены возвышались метров на пять, не меньше, коридор был не особенно широким, два кентаврана смогли бы разъехаться, но с трудом. Юкс спрыгнул на пол, что-то хрустнуло - и кот тут же пулей взлетел обратно.
- Ой-ёй, Легенда - пробормотал он, - это хорошо, что ты частично механизм, тут весь пол в каких-то скорпионах.
Он снова высунулся.
На полу копошились странные насекомые, напоминавшие и скорпионов и жуков одновременно. Юкс хотел было сосчитать, сколько у них ног чтоб решить для себя - жуки это или скорпионы, но они двигались проворно, да к тому же блестели так, что казались разлитой по полу ртутью, и сосчитать их было затруднительным. Видимо та масса песка, что осыпалась, унесла с собой их домики, и теперь они все были вынуждены показаться.
Юкс подумал об Орхоре - тот наверняка знал и кто это и опасны ли они, но тут в коридоре кто-то пронзительно пискнул и Юкс обернулся, ругнув себя, что думает о какой-то ерунде.
Впереди - никого, позади - слишком темно.
Юкс метнул взгляд наверх – кажется, стены стали выше, а света - меньше.
Легенда, сообразив прежде, чем кот скомандовал, включила фонари сзади, осветив развилку и...
Сначала коту показалось, что он видит огонь - так ослепительно в свете фонарей мелькнуло что-то рыжее, но тут же огонек метнулся в сторону и при этом отчаянно пискнул. Блеснули два черных глаза, и Юкс понял, что этим скорпожукам попался какой-то пустынный зверек.
- Легенда, давай туда! - крикнул Юкс и сам весь подался в сторону зверька. У него на глазах еще никого не съедали!
Они не сдвинулись с места, но кот вспомнил, что они не могут двигаться раньше, чем успел обвинить кентавран.
Юкс зло рыкнул и ударил кулаком в стену коридора, задыхаясь от своей беспомощности. До зверька было около трех метров.
Кот стянул куртку, путаясь в рукавах, кинжал Дука бросил на сиденье пилота, и швырнул её на пол - поверх жуков. Перекинул тело через край и съехал по гладкому боку кентаврана, словно с горки прямо на куртку. Под ней хрустнуло и Юкс поежился - то что он убивает жуков его тоже не радовало. Дрожащей рукой, быстро стянув ботинок (да здравствует лень и привычка не развязывать шнурки, когда снимаешь обувь), он кинул его в сторону огненного зверька, стараясь попасть не в него, а в жуков перед ним. Бросок удался, и несколько насекомых дернулись в сторону на какое-то мгновение.
Зверек оказался сообразительным - клацнув зубами и оторвав от плеча жука, он первым прыжком вскочил на ботинок, а следующим перелетел копошащихся в песке тварей и приземлился на протянутую лапу Юкса, впившись в неё когтями. Юкс зажумурил глаз от боли, но этой боли он был рад. Вцепившийся зверек висел на нем и не думал отпускать. Может, ему казалось, что он вскочил на дерево, свободное от насекомых.
Пропрыгав на одной ноге по куртке, которая уже стала скрываться под жуками, он подтянулся и перевалился в кабину. Выглядело это все ужасно глупо, потому что Юкс старался не задавить зверька все так же висевшего на руке и ему это даже, кажется, удалось.
Вытащив из-под себя клинок и сколупнув двух особенно резвых жуков спешивших по его штанине, он, наконец, уселся в кресле как следует пилоту.
- Юкс, я запросила ответ от остальных кентавранов, двигаться...
- Эй, ты куда!..
Видимо не унюхав жуков в опасной близости, но ощущая их все же где-то неподалеку, зверек решил обеспечить себе большую безопасность и юркнул Юксу под рубашку, которая как раз задралась от всех этих акробатических номеров.
- ...двигаться не можем ни мы, ни Табанго. - продолжила Легенда.
- Ты получила сигнал от всех!? Все целы?! Где они? - посыпал вопросами кот, выуживая зверька из-под рубашки - да тихо ты, сюда жуки не полезут, дай я хоть погляжу кого я спас!
- Судя по всему это какое-то поле, я затрудняюсь определить его природу. Мне не известно, какое поле может вывести из строя электронику, но оставить при этом радио без помех. Сигнал пришел от Табанго и Мариса, Табанго где-то не далеко, а Марис, кажется, на поверхности и кажется его кентавран в порядке.
Наконец кот вытащил замершее мохнатое тельце и посадил спасенного себе на колено. На него с интересом смотрел усатый зверек похожий на хорька, с острой мордочкой и острыми ушками. Цвет его был средним между рыжим и песчаным, а спину покрывали темно-коричневые полосы.

- Ой, не благодари, - пробормотал кот. Он вспомнил свое сражение с Акимом. - Если самое страшное на что способен враг - это укусить, не нужно много храбрости сражаться...

Зверек зажмурился, потянулся и стал зализывать раны.

- Ну и ну, - сказал Юкс, глядя в умные черные глаза-бусинки. Зверек зевнул, обнажив остренькие зубки и на удивление длинный язык. Юкс не удержался и тоже зевнул. Зверек пискнул - уже не испуганно, а с интересом, словно спрашивая о чем-то.
Юксу ужасно хотелось повозиться с ним, само осознание, что он спас кого-то, его будоражило, но ситуация не располагала к играм.
- Легенда, ты просто обнаружила сами кентавраны или можно связаться с пилотами? - заправляя рубашку, спросил кот. В кармане мешалось что-то большое и плоское.
- Да, да, можно...
- Так, во-первых, соедини меня с Марисом - попросил кот, выуживая из кармана шоколадку и шурша фольгой. Зверек с интересом глазел на это.
- Марис?! - помех было довольно много и в ответ прозвучало что-то невнятное. Зверек тем временем смешно топорщил усы, обнюхивая коричневую дольку, протянутую Юксом. - Повтори еще раз, я не понял ничего!
Ответ вновь потонул в помехах.
Зверек решил что шоколад - это вполне себе съедобно и ухватил дольку зубами. Юкс наконец отвлекся от него и полностью сосредоточился на разговоре.
- Марис, я тебя не слышу, ты-то хоть меня понимаешь?! - Разобрав в ответе "да" и надеясь, что это оно и было, Юкс продолжил: мы тут провалились в какую-то яму, не спускайся за нами на кентавране, здесь внизу все перестает работать...
- Юкс - вмешалась в разговор Легенда, - помехи возрастают, мне кажется, скоро откажет и радио.
На мгновение коту стало страшно. Как-то все нескладно выходило. Этак их и не найдут никогда, судя по тому, что он видел, спасая зверька - это не яма, это - лабиринт.
- Легенда, отправь наши координаты Марису, пока окончательно не исчезла связь...
- Марис!!! - заорал он в рацию, - Марис, мне нужен Цзонк! Ты меня слышишь? Мне нужен Цзонк! Координаты у тебя...
Помехи резко возросли до болезненного шипения и вдруг Юксу показалось что на него надели мешок - звук в рации оборвался, словно его заткнули и в тот же момент погас свет.
С колен на него смотрели два серебряных глаза, и Юкс дернулся, ударившись головой обо что-то. Рация выпала и брякнула где-то под ногами.
Зверек пискнул. Юксу показалось, что чуть ли не успокаивающе. Боли кот и не почувствовал.
- Легенда - осторожно спросил он, боясь, что и кентавран не ответит.
- Радио отключилось, помехи превысили допустимый уровень... а свет... я не знаю, почему отключился свет. Похоже, теперь не работает ничего, - прозвучал ответ, и кот с облегчением выдохнул.
- Ты успела передать координаты? Марис услышал, что я сказал? - Юкс пытался на ощупь погладить зверька, одновременно протягивая новую дольку в сторону сияющих глаз. Дольку потянули из пальцев.
- Координаты отправлены, но подтверждения не получено. Это не значит, что они не успели их получить. Но и что успели тоже не значит...
- Может, следовало сначала связаться с Хаттой? Она-то кажется где-то рядом. - Юкс закусил губу. – Кажется, я опять сделал глупость. Все-таки зря капитан не отправил с нами Кэнси.
Он поднял голову. Узкая темно-голубая полоска наверху казалось ужасно далекой. Кот протянул руку вверх и растопырив пальцы посмотрел на темный силуэт ладони на фоне неба.
Эта полоска напомнила, как он однажды заблудился в городе - тогда стоя в совершенно незнакомом дворе между двумя многоэтажными домами, он так же смотрел вверх и дома были высокие-высокие и было уже поздно и хотелось домой, где светло и готов ужин.

Зверек пискнул и, неуловимым движением вывернувшись из-под руки Юкса, выпрыгнул прочь из кентаврана. Глаза уже привыкли к полумраку, и Юкс уже мог что-то разглядеть. Зверек сидел на песке и смотрел на кота серебряными огоньками глаз. Жуков на песке больше не было. Зверек коротко пискнул и отбежал на расстояние пары шагов и снова обернулся. Юкс вылез и тяжело съехал на песок.
- Легенда, я скоро вернусь, - погладил он рукой бок кентаврана. – Думаю, с ним я не потеряюсь.
Он вытащил из кабины маленькую сумку с самым необходимым и растерянно уставился на неё. Упаковано туда все было плотно, но теперь сумка потеряла форму, в неё угадывались очертания с трудом втиснутого туда шарика - подарка с одной из планет. Повезло ему с сувениром - пропадающая штуковина, которая появляется, когда ей хочется и где не надо. Юкс вскинул сумку на плечо и зашагал за желтым пятнышком с серебряными глазами.
Зверек отбегал и возвращался, Юкс шел за ним. Двигался Юкс медленно, песок был мелким и глубоким, ноги проваливались, это раздражало. Юкс казался себе неуклюжим и опаздывающим куда-то.
Преодолев пять-шесть поворотов (Юкс пытался держать в памяти, в какую сторону они сворачивали, но уже после трех перестал быть уверен, что помнит верно) они вышли к тупику, стены которого плавно закруглялись, образуя овальную комнату.
И в этой комнате он обнаружил Табанго.
Зверек гордо пискнул, глядя на Юкса. Но кот и не обернулся к нему. Он видел, что в кентавране Хатты нет, не видел её и рядом. Проваливаясь и ругаясь про себя, он пытался бежать, но лишь подвернул ногу.
Почему-то последние метры он пробежал необычайно быстро, будто весь путь ему пришлось идти со связанными ногами, а тут веревки вдруг спали.
Добравшись до Табанго, он обошел вокруг, но никого не увидел.
- Табанго, - неуверенно спросил он, заглядывая в кабину на всякий случай, хотя было очевидно, что никого нет внутри. - Табанго, где Хатта?
- Юкс, мы связались с Марисом, он сказал ты где-то рядом и Хатта пошла к тебе. Но нас нашел этот... черный... один из тех, кто напал на нас.
- Который?! Который был за нас!?
- Боюсь нет, Юкс. Они провалились куда-то, как только он подошел ближе...
Юкс обернулся. Остаток пути он бежал, а не плелся, потому что песок кончился, обнажив каменные плиты.
- ...я успела просканировать то что под нами... этот лабиринт, Юкс, здесь не один уровень... под нами другой коридор. И они там. Вдвоем.
Юкс растерянно прислонился к стене.
Зверёк носился радостный вокруг Табанго, видимо был доволен, что помог коту найти кентавран.
Юкс хотел со злости пнуть сумку, брошенную на песке, но не стал этого делать.
Сумку больше не распирало - шарик пропал.

---------------------------------------------

- Я слышал много чего, когда остался один и скитался по пустыне. Я слышал, что Хаэтта стала летающим городом, который скрылся за облаками, поднявшись так высоко, что не долететь и дракону.
Я слышал, что Хаэтта опустилась глубоко под землю, я слышал, что она разрушена и пустыня эта - великий город, что стал песком.
Я слышал даже такую глупость, как та, что Хаэтты никогда и не было!
Странное дело, Орхор, я чувствую, что ты вспоминаешь волны, берег, ветер с моря... и я вспоминаю как один раз - всего один – в отличие от других слухов, я слышал о маяке, свет которого увидеть не легко, но увидеть следует тем, кто идет в Хаэтту.
Бриз, я знаю это имя. Мой учитель тоже рассказывал о нем. Я спрашивал, где можно его повстречать, но ответом мне было то, что Бриз не придет, ему некуда вернутся, Хаэтта исчезла и мы забыли и её и себя. Мы должны доказать, что снова можем жить вместе и найти город, тогда вернется и он, и может быть, простит нас.
Скажи, ты не видишь среди этих символов маяка?

_________________
Travellin Jack, ole Travellin Jack,
Got a far long way to go,
Longer way to come back.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 11, 2009 12:35 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Белые стены лабиринта отражали свет так, что ломило глаза. На плинтус было больно смотреть, а потолок светился как солнце. Он был ровным, без ламп, без проводов, без стыков, но Хатта уже знала: это обманчиво. Он хрупок, если знать, куда давить и куда пролезать.
За Крысенком болтались обрывки проводов, часть из них была вживлена прямо в нее еще очень давно, а часть запуталась об ноги, когда Хатта выбиралась с первого уровня. Теперь за ее спиной, в кладовке, прятались десять детей и двое взрослых. Дети старались не плакать. Один из взрослых, человек, что-то мудрил с пробитой перегородкой на первый уровень, он хотел, как и Хатта, освободить не часть пленников, а всех разом, но не получалось. Вот-вот охрана обнаружит их. Тогда решили спасти хотя бы десятерых младших. Пока их втащили на второй ярус, а один из заключенных, инженер в прошлом, искал путь освободить и прочих.
Хатта, сильная, верткая, большая крыса, рвалась вперед. Она знала план "больницы", представляла себе все ярусы почти без ошибок, знала, где посты и где камеры. Часть камер удалось отключить. Теперь она неслась по коридору, стены мелькали навстречу, и кроме опасения за исход операции в голове не было лишних мыслей. Хотя одна все-таки была, и чем дальше, тем больше приходилось прилагать усилий, чтобы отгонять ее. Путь Хатты до щитка, отключающего входную дверь и дающего главную надежду на побег, лежал через область, на больничном жаргоне называвшуюся Самое Страшное. Свернуть было некуда, спасать там было некого, там всегда был только один подопытный, и о том, что за опыт проводят над ним, никто не говорил. Мимо комнаты Самого Страшного нужно было пробежать очень быстро. Хатте казалось, что опыт этот страшно заразный, и что если хотя бы вдохнуть воздух рядом с комнатой, то сразу заразишься. Хотя, как говорили заключенные, дело было не в заразе. Ученые мудрили с плотью, с ее какими-то сверхвозможностями. Результаты этих исследований позволили создать подразделение Гриффинов, но Хатта этого не знала. В результате их рушил города Трумбаш и засыпал на дальней снеговой планете Смотрящий, но она этого не знала. Не знала она и того, что охранники в ту ночь не засекли их по одной простой причине: почти все они вместе с киберпулеметами были заняты странной атакой одинокого безумца с зеленым лицом.
Хатта свернула в боковой проход и быстро проскочила бронированную дверь. Дверь была гладкой, без щелей, глазка, без всего. Никакой заразы, ни звука, ни света не могло пройти сквозь нее. Через десять метров дальше по коридору Хатта нашла дверь кабины управления. Короткая схватка с охранниками, кровь, быстро бегущая по разорванному плечу. Хатта зализала рану и бросилась искать нужные кнопки.
"Больница" строилась давно, и ошибка палачей была в том, что они постоянно улучшали все возможные приборы для опытов и смерти, но не находили нужным улучшать системы защиты от побега. За все годы из больницы не сбегал никто. Никто и не пробовал. Обычно смерть освобождала узников гораздо раньше, чем они успевали спланировать побег. Хатта была единственной в этом страшном доме, к кому все еще не пришла смерть. Долгие годы смерть была главным ее желанием. Сгибаясь от боли, она умоляла о смерти. Катая детей на спине, она думала, что бежит навстречу смерти. Убивая себя работой, она рыдала о смерти, как о потерянной обетованной стране. Но смерть не шла к ней. Сильное тело залечивало раны, нейтрализовало яды. Один за другим сменялись заключенные, а Хатта все так же заботилась о детях и молилась о смерти, пока не задумала свой побег.
Она готовилась очень долго. Она сумела подготовить всех, поговорить со всеми. Она нашла средства подкупить одного лаборанта. Она добыла инструменты, наладила связь, спрятала в воду все концы. Она жаждала не смерти, а жизни, а жизнь возможна только на свободе. И порывы этого желания, как порывы мощного ветра, надували паруса ее души.
"Нам удалось пробить пол, - сообщили ей двое, которые берегли детей, - начинаем массовую эвакуацию. Через двадцать минут будем у тебя" - "Дверь здесь, в двух метрах, - ответила Хатта, - Самое Страшное позади осталось. Совсем глухое, нечего бояться. Идите, я открою дверь" - "Там снаружи неразбериха, как раз проскочим, - говорил сообщник, - мы нашли на столе мобильник и позвонили в несколько редакций. Скоро вся пресса, а там и общественные и экологические службы будут на ногах. Мы вызвали врачей. Настоящих врачей. Приедут фургоны, всех заберут. Дело сделано, Хатта... Через двадцать минут мы все будем свободны".
Эти слова прозвенели как стекло. Хатта выпрямилась. Двадцать минут. Свобода.

Двадцать минут после многих месяцев страшного напряжения вдруг оказались очень долгим сроком. Хатта перевязала плечо, распуталась от проводов, съела сахар, который нашла на столе, выпила всю воду (но все равно пить хотелось), яростно отшвырнула свой больничный халат и надела солдатскую форму, добытую из шкафчика. Широкие штаны цвета хаки и такая же рубашка. Просто прекрасно подойдет для того, чтобы выйти на свет. А там - неужели там то же солнце и те же деревья? Неужели мир все еще теплый и радостный? И можно забыть эти невыносимо светящиеся коридоры, и забыть этот вечный запах мучений, давящую мощь ярусов, непрестанный адский гул Дома Науки?
Двадцать минут были слишком долгим сроком для Хатты, которая всю жизнь слушала двух советчиков - пытливый разум и доброе сердце. Она медленно подкралась к двери Самого Страшного.
"Если забирать, то всех. И тот, кто мучим за этой страшной дверью, не меньше их достоин свободы. Не надо бояться, он такой же как мы. И как бы страшно не было то, что я увижу сейчас, я вынесу это и попробую сделать для него все, что в моих силах".
Хатта попыталась открыть дверь. Стальная пластина легко отъехала в сторону. Того, кто был внутри, не запирали. Хатта вошла и поняла почему.
Это существо не могло сбежать. Оно было приковано к столу, ничком, головой почти вниз, с растянутыми руками и поджатыми ногами. Какие-то ужасные датчики и иглы опутали существо так, что оно походило на ком сухой травы. На спине был хирургический разрез с введенными в него зондами. Лицо было опущено. Тело существа сотрясали конвульсии, что-то непрестанно ерзало в куче проводов, что-то записывалось, щелкало, - все было бездумным, безразличным, стерильным. Хатта, преодолевая волны медицинского запаха, подошла поближе. Аккуратные, сверкающие белизной лотки впереди и позади, сверкающие крюки, автоматически движущиеся тампоны на стальных шпателях, экраны, четкие цифры... И глаза существа, внезапно поднявшего голову.
Безволосое, безбровое лицо испугало Хатту больше чем все, что она видела до сих пор. На нее смотрел человек, и глаза его были так ясны, словно это не его тело корчилось на столе. Она знала, что скажет этот человек. И он сказал:
- Ты Хатта. Убей меня скорее.
- Как? - простонала Хатта.
- Это просто. Я - это Больница. Все вот там, в спине. Оторвать провод - и конец. Как если бы все заключенные в один миг очутились на свободе... Понимаешь? Они сделали так, что я и заключенные это одно. Если бы не было их - я умер бы. Понимаешь? Вот тот провод. Просто дерни его.
- Заключенные через десять минут и так будут на свободе! - громко, почти торжественно сказала Хатта.
- Значит, мне осталось десять минут, - человеческое лицо снова поднялось, и подопытный улыбнулся, - Я почувствовал, что это кончается, всего полчаса назад.
- А ты - сбегающая... - скорее сказал, чем спросил человек. Тело его дергалось, но глаза смотрели на Хатту. - Это хорошо. Они питали меня вами. А сами питались мной: все это электричество, вода, подморозка почвы, чтоб не осело здание, вся энергия была взята вот отсюда, из меня. И вот что... Там в компьютере полная программа эксперимента. Достань все данные и... сама понимаешь.
Хатта подскочила к компьютеру, вынула чипы и яростно растоптала их.
- Но дело не в энергии, - сказал человек, следя за ней горящими глазами, - она важна, но дело не в ней. Висдонная технология - это очень страшно. Ментальное поле, охватывающее всю Больницу. Когда я умру, вместе со мной умрет и страх, который жил здесь.
- Послушай, - сказала Хатта, - десять минут это много. Давай я хотя бы перевяжу тебе раны.
- Хатта, не надо. Уже не успеть, да от них и нет вреда. Больно было тогда, когда было больно тем, кто мучился там, внизу. Теперь так больше не будет. Но я был рад этой боли, я ее заслужил.
Я - врач и ученый. Я - тот, кто создал это место, от крыши до последнего глубокого подвала. Самое страшное было тогда, когда вам было страшно. Когда ночь кричала тысячей ваших голосов, и каждый был моим. Я в полной мере заслужил свое наказание. И я так надеюсь, что вина моя искуплена.
Хатта услышала, что в коридоре движутся люди.
- Это сбегающие, - пробормотал человек, - Иди, Хатта. Когда вы выйдете, когда выйдет отсюда последний из вас, вся эта мерзость разрушится.
Хатта еще раз посмотрела на него и рванулась к двери.
Хромая, спотыкаясь, быстро или медленно, навстречу раскрытым дверям шли освобожденные подопытные. Охрана была здесь, но они уже ничего не могли сделать: из распахнутого дня сверкали навстречу вспышки фотоаппаратов, синие огни "скорой помощи" и полиции. Волонтеры подхватывали падающих, накидывали на них халаты... все было как во сне. Один юноша подскочил к Хатте, взял ее за лапу, помог выйти. Она оглянулась. Поток сбегающих иссякал, а вокруг нее была жизнь. Настоящая жизнь и настоящая свобода, и вершина всех стремлений.

Хатта нашла Аркста в одном из широких коридоров. Здешний лабиринт был не светлым, а темным, но ей казалось, что прошлое проигрывается вновь, как на экране кино. Она подошла к нему, ползущему по песку, и дотронулась до него. Странная сила, бравшаяся неизвестно откуда, сдвигающая скалы, была такой яростной, что срастила бы и небо с землей. Но здесь, в глубине и на жаркой поверхности планеты, она только затягивала раны, делала кости целыми, сшивала клочки душ. Хатта понимала, что и у нее, и у дракона достанет сил жить и идти наверх, потому что все, что они потеряли, стремительно восстанавливается.
- Дракон, - сказала Хатта, - пойдем вместе. Ты не умрешь. Я знаю как вылезти наверх, тут есть, тут есть...


- Ты не умрешь. Последний заключенный еще не вышел.
Хатта распутывала клубок проводов. Под ними было что-то вроде одежды, какие-то широкие бинты, заскорузлые, смрадные.
- Хатта обещала вывести всех, - сообщила она, вытаскивая зонд из раны на спине, - всех - значит всех до единого. Тебя тоже, значит. Не бойся, мы успеем. Времени много, много.
Времени было сколько угодно, потому что Хатта и была последним заключенным. Она вернулась, пробыв на свободе три минуты. Она не выдержала бури, которая поднялась в ее душе, и теперь снова была в вонючей комнате Самого Страшного.
Она видела два кабеля, тянувшиеся от человека. Один питал его, а второй - вытягивал его силу для того, чтобы здание стояло.
- Вытащим его и убежим, пока не рухнуло. Можно это, можно?
- Хатта... Добрая Хатта... Смысла нет. Иди. Даже там, за порогом смерти, я не забуду, что ты вернулась сюда. Но спасти меня нельзя. Иди. Те, кого я учил делать все эти гнусные вещи, сделали их и со мной, и я не могу жить без этого провода. И без этого второго тоже.
- Я поняла, - сказала Хатта.
Так и вышло, что Хатта, мечтавшая о воле, осталась внутри Больницы. Раз вытащить кабели было нельзя, оставалось самое простое - быть им пищей и позволять им питать себя и здание. До позднего вечера Хатта сидела с человеком. Она говорила с ним все время, пока распутывала тысячу проводов и отключала все, что можно отключить, и промывала раны, и кормила его нормальной едой. В конце концов она сумела даже расклепать оковы. Только два кабеля так и остались торчать из его спины.
Разговор умолк, но Хатта не могла уснуть. Ее день был как никакой другой день, все было новым, хотя она по-прежнему была в Больнице. Стены остались, но теперь она была свободна, потому что была тут по доброй воле. Она посмотрела в сторону человека. Он лежал не на опостылевших железках, а на теплом полу, на наваленной куче простыней. Глаза его были закрыты. Он снова улыбался, словно ему снился хороший сон.
"Он был с нами во всех наших бедах, и каждую из них он разделил с нами. Он делил с нами и радости, и даже хорошие сны. Как же я могла бы уйти?"

Дни потекли за днями. Палачи были давно арестованы, здание заброшено, и никто не заходил в комнату бывшего Страшного. Нижние этажи покрывались пылью, рушились перекрытия. У человека вновь выросли волосы, зажили раны, и он гулял на длину своих проводов. Когда он уставал, Хатта сажала его на спину и катала, как любила катать детей.
Человек заметно старел. Но жизнь обоих была доброй для них. Хатта не могла вспомнить, чтобы когда-то была счастлива так безоговорочно. Здание Больницы стояло теперь не на плаче, а на радости, и человек получал не страх, а любовь - она струилась по кабелю, она же лилась из сердца Хатты. Человек рассказывал ей о Земле, обо всем, что на ней было и бывает, пересказывал книги, читал на память стихи. Так, из его рассказов, она и узнала о планете, на которой появилась поневоле. Коридоры и комнаты Больницы больше не излучали холодный свет. Они светились спокойным светом летнего заката.

И Хатта даже испугалась, когда в этот ясный свет вдруг вступил кто-то извне.
Озадаченный леопард, одетый в зеленоватый костюм с мальтийским крестом на рукаве держал на руках какого-то подростка. Мальчик был без сознания.
- Это же больница? - оглядывая все вокруг, спрашивал леопард, - мне сказали, что тут была больница - или есть? Срочное дело, ударило током вот...
- Скорее сюда! - прогремел из комнаты голос Человека, - сюда, ко мне на стол.
Он был врачом, и он не забыл этого.
Вскоре добровольцы-госпитальеры уже знали, куда можно доставлять раненых и пострадавших. Странный, старый, умный и добрый человек с проводами, торчащими под халатом, никогда не покидал приемной. Он спасал всех, кого можно, и зачастую делал невозможное, и больным казалось, он чувствует их страдания и страхи как свои. Его молчаливая медсестра-крыса понимала его без слов.
И Больница, и Человек стали тем, чем и должны были стать. Постепенно приходили другие врачи, штат расширялся, все ярусы были отстроены, а кроме того, по настоянию Врача, к зданиям подвели внешний источник питания.

Однажды вечером, когда Хатта зашла в кабинет, она увидела, что человек тихо сидит в кресле. Его глаза были закрыты, и он улыбался. Но улыбка эта была иной - прощальной, и лицо его было словно умыто.
- Я так надеюсь, что искупил вину, - сказал Человек. - Хорошо, что ты вернулась тогда.
Их прощание было недолгим - ибо дела человека на земле были закончены, и он уснул, и перестал дышать.

Хатта закрыла его глаза, а потом отсоединила провода. Но была между ней и Человеком связь, которая не рвется с наступлением смерти и не зависит от проводов, расстояния и лет. Она оставалась с Хаттой на всю жизнь, и на Земле, и в Космосе, и в глубинах чужой планеты.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 11, 2009 2:24 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Уже на улице Кэнси наклонил голову и внимательно заглянул на Дука.
- Как? - вопросил он кратко.
Заяц вцепился в револьвер обоими руками так что поскрипывали суставы. Он еще раз разглядел поблескивающий ствол. На нем прекрасно сохранилась надпись. L&D/14mm mod/0000001.
L был оружейник Лоуренс, который в трудное время тайно предоставил свой завод.
А D был Дук, который модифицировал его револьвер для своей войны с Генералами.
И пистолет этот был первый с конвеера, который он, Дилан, взял себе. А позже это оружие сгинуло в огне. И теперь, находясь на другом конце вселенной, он снова держал его. Будто вместе с историей о демоне-разрушителе здесь их настигла собственная история, в которой пламени и разрушения было не меньше.
- Я не знаю, Кэнси. Я не знаю. - Он качал головой, снова стискивая холодную рукоятку.
Когда-то Дилан размахивал своей уникальной пушкой, будто ковбой из вестерна, и управлялся заправски. А теперь неуклюже комкал в руках, как незнакмую вещь вроде тамисямовского шарика.
Они оба не боялись встретиться с тем, что прячут маги, лицом к лицу. Не боялись до того, как появился револьвер.
А тот, кто страшил их, мирно спал. Отдав все и осушив себя до капли, спал. Отдав свою изобретательность Твигу, отдав ярость Виллиму, отдав решимость Эдуардо, а боевой задор - Жару. Отдав злобу Нилетту, отдав кровь магам, отдав мстительность Гейту, отдав себя делу разрушения. Спал.
Завтрашняя битва - его тело. Дым пороховых орудий - его дыхание. Каждая пуля и стрела полетят по начерченной им траектории. Каждая пролитая капля крови будет его кровью. Каждая агония - его пляской.
Слова всплывали в голове Кэнси, будто сама планета их нашептывала, делилась с ним. А он плавно вел Лукхая навстречу неясному и неизбежному теперь.
Шестеро шли нарушить его сон. К чему бы это не привело. Навстречу светлеющему востоку. Навстречу рассекшей небеса башне.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 11, 2009 2:32 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Антониус поотстал и поравнялся с отцом Августином и Бранчем, которые шли позади.
- Знаете, - сказал он набыченно, - я еще вчера не хотел чтобы вы победили. Потом я очень хотел чтобы вы взяли и победили. А теперь снова почти не хочу. Знаете почему? Я не буду знать, как отблагодарить вас. А это трудно вынести.
Сверкнув глазами, он умчался вперед, не дожидаясь ответа. Он показывал дорогу, хотя двое странных зверолюдов, заяц и лис, кажется, и так знали, куда идти и вели всех к башне, возвышавшейся над ночными домами. Ее было хорошо видно из-за того, что на дворе Магиков всегда горели костры, освещающие все их постройки неровным, зловещим светом.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт мар 20, 2009 6:22 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 13, 2006 9:59 pm
Сообщения: 1783
Откуда: Ижевск
Где-то глубоко под ними в маленькой уютной комнате рука в перчатке поставила на стол бокал на тонкой высокой ножке. Поставила аккуратно, даже слишком - поверхность недопитого вина не дрогнула. Какое то время пальцы еще лежали на бокале, стоявшем среди разбросанных на столе странных предметов – маленьких серебряных волчков с необычными символами идущими по ободку, золотистых шариков с усиками, маленьких черных рогаток, похожих на камертоны - стол был завален подобными штуками, а кроме того - свитками и тонкими книгами с потрепанными страницами. Все предметы были небольшими и легко умещались в кулаке, среди них возвышалась изящная бутылка черного стекла с птичкой на этикетке и ловила на себя отблески оранжевого света, наполнявшего комнату.

А потом из старого красного кресла с потертыми ручками поднялся кто-то невысокий и твердым шагом покинул комнату.

Открылась дверь старой башни, и он вышел в темноту. Лишь оранжевый свет из открытой двери освещал камни и кажущийся неуместным ручной работы коврик у входа, с вышитыми необычно яркими нитями голубым небом, желтым песком и парящей птичкой, похожей на ту, с выцветшей этикетки.

За все то время, что он здесь один, он открывал Знаки в шестой раз.
Первый раз казался таким далеким, что даже походил на сон. В первый раз он ждал, что они придут. Ему казалось, что времени прошло достаточно. Что нельзя быть врагами так долго. Он чувствовал это, он бежал их встречать, он даже упал, споткнувшись на коварной ступеньке, про которую, вообще-то, знал.
Но никто не пришел. Минул год, потом еще один и еще. Он пил вино, готовил себе еду в облупившейся кастрюле, читал книги, и изучал предметы, найденные здесь. Когда он ощущал что-то необычное, он поднимал Знаки. И снова ничего не происходило, и никем не увиденные, никем не разгаданные, они опускались обратно в песок.

В этот раз все было по-другому.

Открыв Знаки, он уловил их уже почти сразу - дракона и зверолюда. В том самом месте лабиринта, куда и должен был спуститься тот, кто выберет правильный забытый символ из множества.
Он поднял голову и посмотрел наверх. Лицо его было испещрено шрамами, одно ухо гордо поднятое - другое измятое и израненное, практически обрывок. Одного глаза не было и пустую глазницу скрывала серая повязка из плотной ткани. Второй глаз сиял ярко голубым. Он смотрел вверх, в темноту и одному богу было известно, что он на самом деле видел. Вдохнул полной грудью, на мгновение расправив сутулые плечи и улыбнулся правым уголком рта - левая половина лица практически не двигалась.

Он провел здесь всю жизнь, ожидая их. В одиночестве он читал книги, и представлял себе прекрасный народ – жителей города, которые однажды вернутся. И он даже сможет пожать им руки и сказать «добро пожаловать»! Он ходил по пустым улицам, он собирал различные приспособления и пытался разгадать их предназначение. Он даже не пытался разбирать их – нет, он не хотел понять их устройство, и разрушить волшебство, он хотел понять их назначение, и волшебство это оценить. Его шрамы и ранения не были следами отважных сражений и знаменитых битв – большинство их них он заработал, когда обрушилась крыша музея, где он любил бывать больше всего… почти все остальные – когда пытался спасти из этого музея экспонаты.

Он резко развернулся, хлопнули полы его бежевого плаща, который больше походил на старый халат, и вернулся в башню, не закрыв двери.
Спустя несколько минут что-то оглушительно хлопнуло, звук этот заметался среди камней, на верхушке башни рванули вверх яркие лучи света, и тотчас стало ясно, что башня эта - маяк. Вот только лучи были направлены не параллельно земле. Яркий голубоватого оттенка свет бил под углом, почти что вверх. Не рассеиваясь, лучи уверенно пронзали тьму, словно два клинка, и уходили высоко, упираясь в потолок подземелья, освещая острые выступы и тонкие сталактиты. Высота была не маленькой, и все таки без труда можно было проследить четкие лучи до самого конца.
Хранитель снова появился из двери, аккуратно закрыл её на ключ и повесил его на крючочек слева от входа.
Внимательно взглянул на свет маяка и остался доволен. Он встал на краю лестницы, уходящей в темноту, поправил перчатки и улыбнулся своему же волнению. Неужели прошлое вернется? Лабиринт уже поглотил их - зверолюда и дракона, разгадавших загадку и теперь они были еще ближе. В этот раз ошибки быть не может. Хранитель кашлянул, напрягся и - словно перед ним была не древняя каменная лестница с широкими ступенями, ведущая от маяка к городу, а озеро с прохладной и чистой водой - легко и красиво прыгнул вперед. А десятью ступеньками ниже уже не низенькая фигура в старом плаще, а красивый леопард, мягко приземлился и побежал вниз по ступеням. Вниз, вверх, снова вниз, обогнуть колодец, направо, мимо статуи дракона, налево, обвалившийся мост перелететь, обратившись в огромную птицу, и продолжить путь снова леопардом, в арку, в один проход, потом в следующий - лишь ему одному известными путями он спешил взглянуть на гостей.

А в голове его появлялись все новые и новые вопросы, которые он так хотел задать своим новым друзьям – тем, кто придет возродить древний город – вопросы почти все, касавшиеся тех удивительных вещей, которые лежали повсюду в его маленькой комнате. Ведь разгадал он далеко не все!
И даже если он и ощущал, что что-то не так с теми, кто оказался на следующем уровне лабиринта, то радость, предвкушение от встречи с ними совершенно заглушили неприятные подозрения.

--------------------------------

Аркст смотрел на Крысенка, стоявшего перед ним, хрупкого и маленького. Он смотрел и чувствовал, что должен убить Хатту - он видел свои когти, ощущал остроту своих зубов... и пусть он ослаблен и пусть даже, кажется, ранен, убить её не составит труда. Он должен убить её, но... он не знал почему. Вот же когти - разве они зря даны ему? Зачем они, как не для того, чтобы убивать?
Почему-то он видел её не так как раньше. Да он все видел не так как раньше. Левый глаз его пересекал шрам и глаз не открывался, но Аркст не понимал этого. Он лишь видел все не так как раньше, а как-то сбоку, и это его бесило. Его раздражало всё - все время перед глазами вставала та картинка, что передал ему Цзонк. Словно на всю жизнь впечатавшись в сетчатку, нет, даже в мозг - ведь он видел её и когда закрывал глаза - эта картинка путала его еще сильнее. Он пытался найти причины почему он должен убить - обычно это не составляло труда. Обычно это было очевидно, но на любой вопрос который он задавал себе теперь ответ был один - эта картинка. Путники и драконы. У костра бок о бок, а не сошедшиеся в бою.
Дракон мотал головой, но она не уходила.
- Ты, - прохрипел он, - отведешь меня туда где станет легче? Если не можешь исцелить меня, убей. Или я… сам... убью тебя, - добавил он, без желания убить, но желая чтобы ему полегчало. Не полегчало.

Его второй глаз открылся.
И тут вдруг стало ясно. Все-все. Внезапно то, что у него есть когти стало достаточным поводом. А Хатта вдруг стала очевидным врагом - той, из-за кого он никогда не вернется в лагерь. Той, из-за кого он уже не будет двигаться так же легко как раньше. Да просто - мерзким и жалким зверолюдом, одной из тех, кто даже летать не умеет, кто всю жизнь ползает на земле - бесцельно и глупо.
Глаз не был черным - он был серым и по его поверхности пробегали тонкие черные линии - словно живая паутина, его глаз шевелился.
Не закрывать глаз, пересеченный шрамом – это причиняло ужасную боль… и он знал что прекратит боль, конечно же убийство.
Он рыкнул и рванулся к Хатте.

_________________
Travellin Jack, ole Travellin Jack,
Got a far long way to go,
Longer way to come back.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб апр 04, 2009 11:01 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт дек 14, 2006 8:53 pm
Сообщения: 607
Откуда: с Вулкана
В песчаной круговерти уже стихающей бури, Цзонк увидел, как дракон быстро приблизился к нему, расплывчатый силуэт чудовища стал очень четким, а секунду спустя исчез.
Неожиданно стало светлеть. Песчаный хаос утихомирился так же стремительно как начался. Цзонк смог оглядеться и обнаружил, что стоит на краю пропасти, рядом был только Марис. Вокруг, на сколько хватало взора простиралась же покрытая дюнами пустыня, только теперь расколотая пропастями в нескольких местах. Ветер совсем стих, небо начинало проясняться. Некоторое время Цзонк всматривался в этот пейзаж, который, казалось, притворялся теперь мирным и безмятежным. Никого из путников он не увидел, не было и драконов.
Цзонк плохо представлял, что делать дальше, он был рад, что не остался совсем один.
– Я видел, как дракон упал в пропасть, возможно, все остальные тоже там – сказал он, подойдя к Марису. – Похоже, нам придется как-то спуститься и поискать их.

_________________
мяп-мяп!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб апр 18, 2009 11:26 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Дилан на ходу заряжал револьвер. Калибр у них с оружием Кэнси был одинаковый. Только сейчас он понял свою ошибку. и понял то, что Узурпатор попросил его о том единственном, что он мог сделать. Ведь не убивать же в самом деле рыцарей Нилетта. Осознанно или нет, Эдуардо сберег нейтралитет гостей, не стал втягивать их в местную драку. Они уже подходили к башне, и тут его мысли оборвались...
Оглушительный взрыв ощутимо встряхнул землю, а по окнам башни пронеслась снизу вверх волна света, будто внутри все сгорало в огне. В конце концов вершина башни отломилась и спустя долгие три секунды грянулась оземь в каких-то метрах от друзей.
- У меня одного ощущение, что мы не вовремя?
Кэнси было плевать на местные конфликты, на демона и на магиков. Он пришел с единственной целью - защищать экипаж.
Лукхай наступил длинной ногой на размалеванные магическими символами двери и через секунду с треском выдавил их внутрь.
- Тук-тук, - проскрипел из динамиков голос лиса.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт апр 21, 2009 3:46 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Только дверь подалась под давлением кнтаврана, сзади разом во всем городе что-то начало происходить. Земля содрогнулась под поступью големов. Крепостная стена, будто борт боевого корабля, вдруг обросла стволами пушек. Грянул залп, и несколько глиняных гиантов осели, разваливаясь на части. На улицах залязгали доспехи. Слышались звонкие выкрики команд и стройные ружейные залпы. Битва за владычество вспыхнула в одно мгновение, будто освобождение демона-разрушителя было сигналом к старту.
Внутри башни оказалось жарко как в бане. В воздухе кружились крупные хлопья пепла. Пахло гарью. Пахло... пахло яростью. Вместо крыши сверху виднелся лоскут светлеюшего неба. Перекрытия и этажи сгорели без остатка.
Заметив краем глазом движение, Дук моментально взял на мушку сжавшегося у стены человека. Тот был лыс: его волосы сгорели, а одеяние могучего магика обратилось в бесцветные лохмотья.
Оказавшись под прицелом, колдун сжался еще сильнее и залепетал, глядя в одну точку:
- Он все забрал... он все унес с собой... я читаю вторую формулу, а ничего не... она же простая... все могут... а я больше не могу... он забрал все... забрал под землю...
Единственным ходом дальше была каменная лестница. Узурпатор не ошибся - она вела вверх и сразу вниз, в подвал. Теперь, когда этажи сгорели, она была как на ладони.
Кэнси спрыгнул из кабины и присел возле горе-колдуна. Бегло осмотрев, уцепил под руку и поднял на ноги.
- Надо торопиться, - отчеканил он. - Эта мерзость наверняка ушла по катакомбам, а тут вот-вот все рухнет. Охотнички!
С помощью Антониуса он вывел единственного пострадавшего наружу. Трупов нигде не было видно. Наверняка все сейчас обслуживали големов на улицах.
Ступив на оплавившиеся ступени, Кэнси поморщился. Винтовая лестница была закручена вокруг башни изнутри, а внизу - обдавала нестерпимым жаром непроглядная бездна.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт май 05, 2009 9:01 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
- Мне кажется, я целый год молчал.
Капитан, свесив лапы меж колен, сидел, как обычно у громадной лапы. И продолжал молчать. В течение всего этого времени Корабль и Гриффин работали с защитой Смотрящего. Капитан подключился к блокам, недоступным для самого Корабля, и методично исследовал каждый из них. Теперь он закончил, и ему казалось, что ни одного доброго дела не осталось во всей вселенной. Все ужасы человеческого разума стояли на защите систем Смотрящего. Висдонные призраки маячили бессменными стражами во мгле охранных систем, неподкупными, останавливающими всякого, кто приблизится к ним. Они уничтожали самый разум. С ними и встретился Капитан в недавней битве. Он победил, но его покой был словно покой могилы. Смотрящий попытался расшевелить Гриффина, но тот только угрюмо глядел перед собой, а потом встал и сказал:
- Эта дрянь вырвалась на волю...
- Я и сам это чувствую... Мир словно бы шатается, будто во всем мире землетрясение, а в центре города занялся пожар... Там может быть взрыв, или радиация, или что похуже - нам лучше поспешить, Пустынник.
- Да, - тяжело сказал Капитан, - летим скорее.

-----------
Верховный Магик исчез. Он просто сбежал, и теперь его Дом стоял разваленный и пылающий. Антониус посмотрел ему вслед, в сотрясающийся проулок, а потом обернулся на Магистрат. Туда, в самое жерло, уходили теперь его спутники, недавние знакомцы. Он уловил блеск шпаги Бранча, белый среди алого света, и побежал, как молодой олень.
- Погодите! Не надо туда. Есть обходной путь, вон оттуда, от трапезной. Там внизу ступеньки, понимаете? Там подвал, ну вроде погреба, только он сквозной, и ведет к той лестнице.

В кромешной тьме, пробираясь между винных бочек, махая факелом, чтобы никто не отстал, Антониус был поглощен мыслью о Встрече. Показ Духа всегда был последней ступенью Инициации. Кто бы знал, что мечты сбываются так страшно и так неотвратимо.
Ревущий как сотня быков пожар остался вверху, а здесь, среди вековой сырости, огню нечего было пожирать.
Все вниз и вниз. Ни окон, ни поворотов - Дом был вкопан в землю и уходил в нее многими витыми этажами. На голых стенах не было ни росписей, ни знаков, и просторная лестница с каждым пролетом увеличивала наклон, превращаясь в почти отвесный, темный, иззубренный скат.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 657 ]  На страницу Пред.  1 ... 39, 40, 41, 42, 43, 44  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



Перейти:  
cron