Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 657 ]  На страницу Пред.  1 ... 40, 41, 42, 43, 44
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Пт авг 28, 2009 11:26 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт дек 28, 2004 9:58 pm
Сообщения: 2220
- Скорее... Это точно...
Из оставшихся раненых часть пыталась подняться и уйти за медиком-командиром. Им не позволяли, но кое-за-кем уследить не удалось, и они упали, сделав шаг-другой. Многие другие знали, что им нельзя больше сражаться, и мучалсь этим. Были те, кто в бою и не должен был участвовать. А ещё были те, чьё состояние не позволяло даже думать.
Но теперь можно было убрать их из опасного места.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт авг 28, 2009 11:50 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
- Лежите уже, - утихомиривал Антониус особо рьяных, - навоевались... Обидные слова услышали? Ну и что, обида не прыщ, на... это самое... лице не вскочит. А вот попортить личико в такой каше очень даже могут... Слушайте, вы чего, правда верили во всю эту пропаганду вашего Эдуардо? Ну вы даете... Нет, честно. Ваши враги не черные и даже не големы. Даже я уже догадался, что всех нас этот вот.. Сила стравливал.
Один из пострадавших гордо плюнул в Антониуса и угодил на подол его магической робы.
- Скажи это в лицо Эдуардо, трус! - прохрипел воин, - за него, за Твига, за нашу победу!!! Все за них! Жизни не пожалею!
Бывший подмастерье тяжело вздохнул и пожал плечами.
- Увы. Не раньше чем вон тот железный гном заштопает вашу ногу.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн авг 31, 2009 3:15 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Воин приподнялся на локтях и глянул вслед ушедшим, затем на свою разребленную ударом меча до самой кости ногу. Штанину пришлось отрезать, и под ней обнаружилась целая коллекция разнокалиберных шрамов. Он был одним из старших орденцев, гораздо старше Запала, чуть младше Жара и Дыма. Не только возрастом, но и разумом. И постарше Антониуса тоже.
- Вы ничего не поняли, мой незадачливый враг, - покачал он головой. - Если бы не было двух дураков, продавших нам имперцам, никакой битвы здесь бы не происходило. Первый из дураков - это принц Нилетт. Второй - ваш мудрый предводитель. И не вам рассуждать о пропаганде, уж кто здесь десятилетиями впустую молол языком.
Робот закончил свою работу, и орденец пошевелил ногой, робко и скривившись от боли. Но валяться не пожелал и, подобрав оброненный кем-то меч, оперся на него как на клюку. Делая шаг по госпиталю, он обратился неизвестно к кому. Не то к Бранчу, не то к Августину. А скорее всего - ко всем сразу.
- Запал, как и я, готов без раздумий отдать жизнь в этой битве не потому, что сражается за Эдуардо. Наш главный и сам за себя может посражаться. У нас в этой битве цель общая, единая. И к борьбе за власть никакого отношения не имеет.
Он проковылял вокруг Антониуса и положил ему руку на плечо.
- Когда ваши главные продали нас империи за обещание места подле трона... не такие уж они далекие оказались от земных радостей, правда?.. они поставили под угрозу само наше существование. Без всяких демонов они это сделали, враг мой.
Не назвавшийся мундир, ковыляя по госпиталю, оглядывал раненых. Своих, чужих с одинаковой тоской.
- Потом нашелся дурак, несущий в себе царскую кровь. Ему, Нилетту, из империи посулили место на самом троне. При условии, что он нанесет Владычеству удар, когда оно будет слабее всего. Убьет наследника, убьет всех верных ему. И станет новым королем. Любой здравомыслящий сразу понял бы, что это предательство сделает его царем на час. Но Нилетт слишком хочет назад свой трон. И Эдуардо видит, как точится нож, что вонзят в спину ему и всему Владычеству. Всем вам, друзья мои. М он не в силах никак помешать этому заговору. И остается ему лишь ковать прочный щит, чтоб отразить предательский удар. И мы есть тот щит.
Он встал рядом с бранчем и продолжил говорить, глядя на него:
- Если Эдуардо потерпит поражение, или победит, но стороны понесут слишком большие потери, мы все будем обречены. Потому что у границы выстроились войска Империи. Драконы и их всадники только и ждут момента, чтобы вновь залить пламенем и кислотой наши улицы и дома. Вам ведь рассказывал господин Твиг о войне? Новая будет гораздо более жестокой и кровавой. И мы в ней проиграем скорее всего.
Позвякивая о мостовую тяжелым мечом раненый подошел к Августину.
- Наверное прятно думать, что к битве не имеешь никакого отношения. Что дерутся какие-то дураки за какой-то идиотизм вроде власти и денег. Но между тем, отче, как думаете, что будет с вами конкретно и вашим братством, если глупый Эдуардо проиграет? Помните ли вы, от чего огородил вас первый Узурпатор? Дыбы, железные девы, колья, припоминаете? Имперцы в период своего становления на новой земле вам напомнят. Для них нет веры кроме братства человека и дракона. Всадник на драконе для них и есть Бог. И другого они не потерпят.
Орденец скривился от боли и, видно, устав, присел прямо на землю, марая мундир. Собрал разбросанные вещи Дилана и сложил к себе на колени, отряхнув. Любопытно повертел в пальцах шокер.
- Эдуардо видел все это с детства. Его окунули головой в кровавый чан и не раз. И он наизнанку выворачивается теперь, чтобы предотвратить новую большую войну. Которая начнется без всяких демонов и Сил, а лишь благодаря горстке мстительного трухлявого старичья в имперских дворцах, которое хочет реванша еще с прошлой войны.
Красный мундир взял револьвер и нацелил на Дука, не держа пальца на спусковом крючке.
- Вы много знаете, - пробормотал Дук, не отрываясь от работы. Он и ухом не повел под прицелом.
- А еще я знаю, о чем Эдуардо попросил вас. Попросил, потому что считал лишь вас достаточно могучими, чтобы тягаться с демоном. Попросил, изменив себе и наступив на то, чему учил нас. Лишь для того, чтобы избавить потомком от смертельно опасного соседства. Думаете такой лидер, о котором вы говорите тут, стал бы подрывать авторитет перед своими безмозглыми фанатиками ради такой мелочи, как чужие страдания?
Он завернул брошенные вещи в чистый платок и положил рядом с собой.
- Но попав сюда я увидел, что просьба его для вас пустой звук, а наш лидер, мы и наша борьба, пустое место, от которого только шум и трупы. Я и не верил, что чужаки вроде вас смогут понять. Вы смотрите свысока, видите, как приносятся жертвы, и не можете представить себе причины, кроме ублажения кровожадного божества или фанатизма перед диктатором. Я фанатик, если хотите. Я фанатик Владычества, его народа и его будущего.
На улице, куда ушел Запал, послышалось лязганье доспехов и чьи-то крики. Сначала показалось, что битва вот-вот докатится до сюда. Но увиженное оказалось гораздо более странным. Отряд израненых красных мундиров отступал, нацелив мушкеты на большой отряд гвардейцев, но никто не стрелял. Лишь самозванный командор вереругивался с кем-то.
- Предатель! - вопил он.
- Опусти оружие, боец! - слышалось в ответ. - Тут не в кого стрелять.
Следом показался и теснивший их отряд из четырех десятков гардейских мечей. Во главе его стоял один из рыцарей, сопровождавших Нилетта на первую встречу с пришельцами. А рядом с ним - Твиг.
- Опусти оружие, - повторил он, - эти благородные рыцари помнят, кому присягали.
Запал жестом приказал опустить оружие.
- Молодец. А теперь возвращай своих людей в госпиталь. Иначе ты их убьешь.
- Взять под охрану! - коротко приказал рыцарь, и его бойцы окружили госпиталь стеной щитов, оттеснив не нуждающихся в помощи праздно глазеющих. - Расступиться! - гавкнул он снова. - Я барон Леорик, этот госпиталь мы с господином паудемейстером совместно объявляем местом перемирия! Если кто вздумает вредить или препятствовать оказанию помощи, будет иметь дело со мной!
Натыкаясь на стену щитов, кто не уждался в помощи и праздно толокся, стали рассасываться. Воины вне оцепления помогали донести раненых. Растовые щиты превращались в носилки.
Запал сначала пришибленно сидел в сторонке, но почти сразу стал помогать другим врачевателям, живым и механическим. В отряде Леорика нашлись аж двое медиков. Сам он, горделиво разглаживая усы, наблюдал за ускорившейся работой госпиталя.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт сен 01, 2009 2:55 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт дек 28, 2004 9:58 pm
Сообщения: 2220
Ушедшие раненые... Вернулись! А с ними ещё воины и... Твиг! Увидев их, Красля решила, что ордену в бою или сопутствует большая удача, или грозит большая беда. Потом она услышала, что госпиталь объявлен местом перемирия - и испытала облегчение: может быть, нависшее напряжение пропадёт?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт сен 01, 2009 3:17 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Пламень держался, но отступал. Дым погиб, и его отделение частью рассыпалось по городу, устраивая засады на крышах и в переулках. А частью примкнуло в другим двум отделениям. И лишь войско Жара, почти не неся потерь под виртуозным командованием уверенно теснило рыцарские отряды. Главный приказ был предельно кратко сформулирован Эдуардо: "Раненый лучше, чем убитый. Устрашившийся лучше, чем раненый".
- Залп! - выкрикивал командор. - Заряжай! Кавалерия наступает! Ручницы к бою! Обвалить арку по левому флангу! Взводи ползуна!
И ручницы грохотали, распугивая непривычных к грохоту лошадей. И ползун, обвязанный взрывчаткой вполз под опору арки через улицу и там взорвался, перекрыв путь.
Но тут время будто замерло, и мир утратил краски. И Жар замерший, парализованный вместе со всеми, ощутил приближение чего-то. Обычно в полной тишине, какая повисла сейчас, можно определить, кто ходит у тебя за спиной. Так вот Жар был уверен, что это нечто огромное, угловатое и пробирающее холодом до костей. И по спине командора прошла дрожь.
Это длилось долю секунды или вечность. И битва грянул вновь, будто пряталась гдк-то поблизости, а теперь снова бросилась в лицо, выпустив стальные когти. Жар обернулся на только что зачищенную улицу и увидел лишь скачущего по ней всадника, почти нагишом, но в глухом шлеме и с обрывками цепей бьющих по бокам коня. Не возникало никаких сомнений, кто это.
Быстро сдав командование помощнику, Жар опрометью кинулся за всадником. Сердце в груди заходилось от ужаса, но и от радостного волнения.
- А ну стой!!! - взревел командор, вытягивая из-за пояса пистоль.
Демон не остановился и даже не оглянулся. Тогда Жар прицелился и выстрелил. Пуля пробила железный намордник у самой макушки, но шлем видно был сделан с запасом. Демон неторопливо спешился. Запустил пальцы в пробоины от пули. Потянул. Потянул сильнее. Из-под пальцев потекла кровь. И шлем разломился надвое.
Успевший подбежать почти вплотную Жар остолбенел. Он видел перед собой Дука. И совершенно ясно понимал - это не он. Господин дук не был так тощ, оборван и иссечен шрамами. И от него конечно не исходило мертвенного холода, как от этого существа.
Пока Жар замер в нерешительности, Демон подобрал оброненную кем-то из раненых или убитых шпагу и вошел в главное здание стражи. Оно же было пожарным отделением и имело высокую надзорную башню-колокольню.
Командор замер перед входом. Нерешительность и страш вновь одолевали его. Он не понимал своего врага, не понимал, с чем хочет сразиться. Жар посмотрел в небо - не летит ли подмога. Утреннее небо было чистым, без единго облачка.
Командор вошел внутрь. Сняв мундир, закатал рукава рубахи. Теперь ог выглядел так же, как во времяпрекрасног танца с Бранчем. Тряхнув растрепанной рыжей гривой, улыбнулся сам себе и своим воспоминаниям. Бояться бесполезно. Бояться нельзя.
Положив руку на рукоять спады, пошел по первому этажу. Заглядывая в каждую комнату, дошел до лестницы. Битва осталась позади и в стороне. На втором этаже тоже не оказалось никого. Все стражники помогали обывателям не попасть в битву и не пострадать в ней. Лишь в лучах восходящего солнца летала мелкая пыль.
Обойдя здание, Жар стал по винтовой лестнице подниматься на каланчу. Демон стоял на самой ее вершине рядом с колоколом. Наблюдал за битвой свысока. Жар видел только его изъеденную шрамами спину и отяжеленные кольцами уши. Кольца были самые разные. Изящные золотые, с надписями и рунами, а рядом с ними - простые гайки или те, что, казалось, были сделаны из цельного куска камня.
- Демон, оставь мою землю, - возвысил голос Жар, давя в себе дрожь. И повторил, будто заклинание. - Демон, оставь мой народ!
- Меня зовут Диланду, - не оборачиваясь, ответил заяц. - Не Демон. И какой народ мне оставить? Ты же безродный безымянный раб!
Он повернулся и помахивая шпагой, пошел вокруг большого колокола. Обнажив клинок, с ним стал кружить и Жар, не выпуская из виду.
- Был раб да сплыл! - улыбнулся молодой командор. - Нет больше рабов. С этого дня нет. И тебе пора, Диланду!
- А то что? - ухмыльнулся разрушитель, ведя шпагой по колоколу, отчего тот тихонько загудел.
- А то будем сражаться! - простодушно заявил Жар.
- Ты ведь умрешь, ты знаешь это? - Диланду сощурил отвыкшие от света глаза.
- Конечно! - воскликнул Жар, и его шпага со свистом рассекла воздух, целя в грудь Диланду. Тот отпарировал простой выпад и сам ударил в обход колокола по неожиданной траектории, но и этот удар не достиг цели.
Противники окунулись в море выпадов, парирований, финтов и обманок. Этот бой ничего общего не имел с тем, что вчера показал Жару Бранч. Здесь оба скрипели зубами и в любую секунду могла пролиться кровь. Разрушитель оказался невероятно быстр и ловок, на стороне же Жара было научение фифла о том, что настоящее фехтование - прекрасная картина, написанная клинком шпаги.
- Скажи, Жар! - выкрикнул Диалнду, - тебе не кажется, все все, что вы здесь делаете - жалкая местечковая резня и копошение вокруг трона?! Не кажется, что твой Эдуардо - просто двуличный тиран, готовый на все, лишь бы не выпустить из рук власти?
- Эдуардо освободил меня! - Жар сделал выпал прямо сквозь крепление колокола и тут же подался назад, чтобы не сломать шпагу. - Лично снял кандалы! А потом научил, как постоять за себя и защитить других! Научил братству! Научил чести и долгу!
- Ха-ха! Только не научил свободе! Восставший раб - по-прежнему раб! Ты просто теперь в рабстве борьбы! И в рабстве Эдуардо! Я вижу твои кандалы, они все еще у тебя на руках!
- Не всякая верность есть рабство! И не всякий долг - кандалы! - Жар извернулся, парировав новый удар, припал к самому полу и пружиной заскочил за спину Диланду, но вместо смертельного удара лишь хлестнул шпагой по щеке.
Из рассеченной скулы потекла струйка крови. Такой же алой, как и у всех.
- Ты надо мной смеешься? - вопросил разрушитель, утираясь.
Жар услышал, как битва снаружи чуть стихла. Власть Диланду над городом ослабла. И сразу понял, что нужно делать. Но ослабла она лишь постольку, поскольку всю ярость разрушитель впитал в себя. Он атаковал как ураган, громко выкрикивая:
- Вся ваша возня жалка! Сгиньте, и в истории мира ничего не изменится! Вы копошитесь словно черви, жрете друг друга! Ради чего?!
- Ради будущего! Будущего, где нет рабства, а Владычество сильно и независимо! - у Жара на лбу выступил пот, такой темп он выдерживал с трудом.
- Будущего не существует! У вас нет будущего! Ты сражаешься ни за что! Ты ничего не изменишь, просто сдохнешь!
- Будущее есть! - взвыл Жар. - И я точно знаю, что в нем ни один из тех работорговцев, что я пронзил своим клинком, не отнимет чужую свободу!
Диланду расхохотался:
- Тогда иди и проткни своего Эдуардо! Вы все у него в рабстве, все зовете его господином! И слушаетесь как рабы!
- Господин Эдуардо! Господин Твиг! Это уважительные обращения, заслуженные годами заботы и учения! И верность нашу они заслужили, а не выбили кнутом! - Жар отбивался из последних сил, чувствуя, что в одиночку стоит за все, что стало дорого и близко.
Весь город наполнился свистом и грохотом - это огромный металлический дракон взлетел и стал кружить по спирали, все расширяя круги.
- Тебя ищут, - улыбнулся Жар, тяжело дыша. - Господин Бранч придет за тобой... Он наверняка тебя победит, гнусное отродье! Он благородный и могучий!
Диландусделал широкий взмах шпагой, вложив в него всю силу своей злобы. Под этим страшным ударомшпага Жара переломилась, а крепление колокола разлетелось и он, гудя и ударяясь о лестничные пролеты, полетел вниз.
Жар и Диланду преступали вокруг отверстия в полу. Разрушитель не спешил добивать беззащитного врага.
- Твой бранч слишком благороден, чтобы якшаться здесь с тобой! - рассмеялся он. - Он нашел себе по-настоящему благородное дело в полевом госпитале! В этом мы с ним похожи, дружище! Для нас обоих ваша борьба, ваша цель и ваш лидер - пустое место, ничто, пшик! Ты правда надеялся, что этот великий воин встанет в битве рядом с тобой? Ты сдохнешь в своих мечтах.
Диланду снова ударил, жар попытался парировать обломком шпаги, но оружие вывернулось из руки. Разрушитель взял его за грудки. Жар оскалился и, замахнувшись, ударил его кулаком в лицо. Диланду ударил в ответ, и его удар сбил командора с ног, отбросил к перилам.
Вместе с эттим ударам по улицам города пронесся яростный вой толпы, и битва разгорелась с новой жестокой силой.
Жар с кряхтением поднялся на ноги и поднял кулаки. Даже сейчас ему очень не хотелось сдаваться, хоть и был он обречен. Диланду хохотнул т вонзил ему шпагу под ключицу. Неглубоко, но так, что Жар не удержался и взвыл от боли. По рубахе начало расползаться алое пятно.
- Даю тебе шанс! Встань на колени, назови меня господином и вали, голодранец!
В ответ командор снова изо всех сил ударил разрушителя в лицо. Диланду зарычал от злости, схватил ослабевшего от усталости и боли воина, будто шелудивого щенка, и стал беспощадно стегать по лицу шпагой, глубоко расстекая щеки.
Жар вцепился в его тощую, но невероятно сильную руку ногтями и закусил губу, не в силах прекратить пытку, но не опустился даже на одно колено.
- На колени! Раб! Отродье, сколько тебя учить знать свое место! Ты ничто и всю жизнь провел в рабстве! На колени или твой господин рассердится! - рычал Диланду нанося новые удары.
За шпагой последовали кулаки. Сокрушительные удары обрушивались на лицо, живот, грудь и шею.
- На! Колени! Мразь! - Вопил разрушитель, нанося новые беспощадные удары.
И старые рефлексы, забытые инстинкты звали Жара встать на колени перед этим сильным существом. Он точно зналл, что тогда его перестанут бить и может быть даже похвалят. Законы жизни раба. Вместо этого он собрал все силы в кулак и отпихнул от себя чудовище. Встать прямо командор смог, только привалившись к перилам каланчи. С истерзанного лица текла кровь, рисуя на его рубахе новый красный мундир.
- Я служу тому, что мне видится правильным, Диланду. - Жар растянул губы в улыбке, отчего раны закровоточили еще сильнее. - И стою под знаменами тех, кому благодарен. И кого читаю правыми. В наш век не у многих есть такая возможность. И я не откажусь от нее даже в обмен на жизнь. Мой выбор сделан. Не навязан, а сделан мной, свободным человеком.
Диланду сжал кулаки до хруста, отшвырнул в сторону шпагу. Этот паршивец, которого не продавить, приводил его в бешенство. Он схватил Жара за грудки. Тот все продолжал улыбаться. Разрушитель, будто куклу, вышвырнул его с колокольни.

Кэнси погладил приборную панель, будто шею верного скакуна:
Это не его слова. Сейчас все говорят злее и поступают злее. Я и сам чувствую, как злюсь без причины. Так будет, пока над нами довлеет эта странная сила. Не нужно быть медиумом, чтобы это понять. Давай найдем разрушителя и покончим с этим. Ищи... Ищи лицо Дука. Только не того, который в госпитале. Другого
Надеясь, что машина его поймет, лис и сам стал смотреть по сторонам. Вдруг шум битвы прорезал странный не то звон, не то гул. ответственный заозирался в поисках источника и зацепился взглядом за высокую каланчу. Колокола не было, и на ней дрались. Вернее один выбил оружие у другого и, кажется, просто бил.
Лукхай, посмотри туда! Кто-нибудь из них похож на Дука?
Да
- коротко ответила машина.
Кэнси вышел на связь и скороговоркой выпалил:
- Капитан, он на каланче в северо-западном квадрате! Кажется, он кого-то сейчас убьет! Я в пути, но далеко и не успеваю!
И тут же спохватился, как нелепо это прозвучало в кровавом хаосе. Кого-то убьет! Здесь каждую секунду кого-то убивают!
Тем не менее кентавран перескакивал с крыши на крышу, во весь опор мчась к каланче.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт сен 01, 2009 5:11 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 2:54 pm
Сообщения: 4235
Но Жар не упал, не грянулся о камни.
Тело вдруг зависло в воздухе, словно попав в растянутую сеть. И начало медленно опускаться. И опустилось оно не на землю, а на руки.
- Ни слова, - сказал кто-то, поймавший Жара столь странным способом. - Я облегчу твои страдания, я умею лечить.
Если бы Жар еще мог чувствовать, он понял бы, что его держат руки зверолюда. Если бы слышал - услышал бы, что это голос женщины. А если бы видел - увидел бы глаза, полные страдания и любви.
- Меня хватит на всех, - радостно улыбнулась она, как будто речь шла не о ней самой, а о солнце или воде. - Сейчас всё пройдет, только полежи тихонечко.
И, прижимая к себе рыцаря, как ребенка, старая кошка присела у стены.
Она плакала над ним. Тяжело, долго, бесшумно, с болью сжимая веки.
Она становилась еще седее, хоть была совсем белой. Еще древнее этого мира, хотя в этот момент она была в ребенке этого мира. Еще меньше и в то же время (не объяснить этого никакими словами) - больше. Каждый удар, нанесенный чудовищем, был принят ей в своё сердце.
И командор менялся на глазах. Страшные раны закрывались. Жизнь, как пойманная птица, возвращалась в чуть не погибшее тело.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб окт 03, 2009 8:23 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Отец Августин не сразу оглянулся на раненого – он боялся потерять блестящую кривую иглу, а потому сначала засунул ее в баночку со спиртом, и только потом посмотрел на рыцаря, утирая грязное лицо.
- Вы правы, - пропыхтел он, - без битвы было лучше… И сам я старый дурак и просто не понимаю, наверное, что здесь к чему. Но к братцу Антониусу и к братцу Бранчу, простите меня, вы все-таки не очень справедливы… Они, хотя и не были никому из нас ничем обязаны, бились на кладбище, и они пытались поймать это… существо… И братец Дук, и сестра Красля… им всем было тяжело. Дук и Антониус были ранены во время битвы с визгами. И Антониус принес оружие, а Красля со сторожем… А братец Бранч…
Он не смог выразить чувства, овладевшие им тогда, на подходе к кладбищу. История фифлов и их смерти – и тотчас же яркие огни кладбищенских фонариков. Что увидел тогда зеленый странник, чьи предки не знали тления и не встречали смерть? Что думал он, что чувствовал, когда перед ним во всю ширь раскрылось темное место упокоения, куда рано или поздно приходит каждый – и из земли полезли чудовища? И сколько мужества и веры нужно было, чтобы протянуть руку и взять огонь, чтобы светить?
Отец Августин сбивчиво продолжил, успокаивая рыцаря:
- Вы ранены, пока просто не надо… ведь вы видите, они и сейчас делают все, что могут, чтобы…
Антониус резко перебил монаха.
- А вот если бы не помощь господина Дука и его друзей, вы бы остались без ноги, дорогой рыцарь! А мои магики и так столько напортили! Я хочу хоть как-то помочь! Вот, хотя бы соломы принесу, вот и вот!
Он гневно швырнул охапку соломы, став очень похожим на себя прежнего, презрительного и уверенного.
- Нашли на кого грязь поливать! – выплюнул он, - вы спутали отца отшельника с Его Пресвятейшеством Фортунато Вторым, Великим Инквизитором, мир его праху, которому и впрямь было дело до всего, включая количество пожертвований от церковных овечек, и чем больше их тем лучше, а меня…
Он снова пихнул солому.
- А я потерплю! Ну и пусть я виноват за всех магиков на свете! Ну и пусть мы уже все испортили и наверное никогда ничего не поправить… Будем делать что можем. Эдуардо сказал поймать демона – и поймаем! Но не бросать же было истекающих кровью людей посреди улицы, а? И не парьте мне, что это добро. Фиг вам, я Антониус, я против тупого добра, я не понимаю всю эту чушь про борьбу света и тьмы. Помочь – это норма, а не добро. Понимать надо!
Но рыцарь уже ушел. Резко обернувшись, Антониус встретился взглядом с отцом Августином.
- Что? – спросил он резче, чем хотел.
- Нет, ничего, - улыбнулся ему отец Августин, - Мастер Твиг пришел.
Со стороны битвы прозвучал ясный, сильный голос.
- Мне показалось, он снова как в молодости, - я хорошо его помню, - сказал отец Августин и вернулся к своему раненому.
Твиг и вправду оказался словно белый утренний ветер. Лязганье мечей утихло, пули перестали свистеть, и все вздохнули свободнее.
Дела в госпитале были закончены – можно было присоединиться к тем, кто был в погоне.

Между тем колокольня без колокола молчаливой черной свечой возносилась в светло-серое небо. Не успел затихнуть крик сброшенного, как сверху на демона обрушился каскад радужной стали.
- О да, беглец, - проклекотал Капитан, нависая над Диланду, - между нами всеми слишком много общего - между нами и вами, людьми и зверями... Но не надо было все же приходить без спросу на мой корабль.
Он легко махнул крылом, каждое перо которого было заточено, как бритва. Часть балки оказалась срезана, словно мягкое масло. Гриффин выдохнул и снова полоснул сотней отточенных лезвий. Остатки колокольного крепления рухнули, печально звеня.
- Я прилетел на свою мечту. На Планеты. Я нашел их прекрасными.
Он нацелил страшный многолезвийный удар в бок Диланду.
- Почему? - крикнул он, - почему ты полез к ним? К нам и к ним, и ко всем, Разрушитель? Ты убил того юношу, но ты его не победил. А теперь готовься к смерти, к своей или моей, не знаю! И если при этом ты снова будешь кривляться и хехекать- что ж, мне и это сойдет. Скольких бы из нас ты ни убил, ты все равно никогда не победишь.
Он расправил гибельные крылья.

В нескольких километрах от колокольни, в воздухе, кентавран Лукхай забился в мысленной панике и ускорился так, что полет стал падением. Никогда еще он не спешил так сильно.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс ноя 08, 2009 12:59 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вс ноя 07, 2004 4:03 pm
Сообщения: 724
Жар не смел шевельнуться или вымолвить слово. Лишь замер, как велено, расслабился насколько мог, и с благодарностью и благоговением смотрел на кошку. В ее близи чувство было похожим на испытанное буквально только что. Чувство близости кого-то, кто гораздо больше и мощнее, чем выглядит. В чем-то они с Разрушителем были похожи, а в чем-то противоположны. "Антипод" - вспомнил командор слово из книги. И если он знал, что скажет Разрушителю, и чего не скажет никогда, то перед седой кошкой потерялся. Что сказать ей? Хвалиться? Оправдываться? Она все видела, что творилось все годы, все наверняка знает и оценивает на свой лад. А потом подумал, все, что он может сказать, она тоже наверняка знает. И лишь смог придумать:
- Спасибо. Спасибо...

Кэнси глубоко вздохнул и постарался передать свое спокойствие машине. Даже погладил приборную панель.
Тише. Успокойся. Я это я, и Капитан будет в порядке. Я все улажу, ты главное успокойся. Все будет хорошо.

Битва стала стихать. Дым мушкетных залпов все еще плыл по улицам, но стрельба прекратилась, лишь изредка то тут, то там тишину разрывал запоздалый одиночный выстрел. Воинство Нилетта стало покидать поле боя без приказа. Гвардейцы спешили присягнуть новому Узурпатору, доказавшему свою силу и власть. Войско мятежников посыпалось на глазах. Три полевых госпиталя - гвардейский, орденский и общий - разрослись принимая раненых быстро и беспрепятственно. Эдуардо, мертвенно бледный без всякой пудры, едва узнав, к чему идет сражение, потерял к нему всякий интерес. На него будто разом навалилась вся усталость за годы притворства и постоянного страха, за эту битву и за все, что предстоит сделать.
- Окажите помощь всем, кто в ней нуждается, - сказал он Виллиму. - затушите пожары, разберите завалы и похороните убитых. Если кто-то хочет мне присягнуть, пусть ждет. Если народ хочет знать мою волю, пусть ждет. Если Нилетт будет схвачен, пусть ждет тоже. Мне нужно похоронить отца. Я даже не попрощался с ним.

Шпага не могла сдержать напора широких и бритвенно острах клинков, переломилась после первого удара капитана. Диланду отбросил в сторону рукоять с обломком клинка. Посмотрел на свой бок, где расползалось багровое пятно. Никакая сила не приняла эту рану за него и не оградила. Недавний пленник зажмурился, давя боль. Разрушителю точно было не до смеха. Дрогнувшим голосом он вопросил:
- А откуда по-твоему берется сила? Откуда берется храбрость? Оставляется под ёлкой с красной ленточкой? Тебе ли, капитан, не знать, что без страданий и потерь, без побед и поражений, без жестоких уроков жизни им взяться неоткуда. Земля получила в свое время все те же уроки и выглядела между ними не лучше, я-то помню. Можешь скинуть свою бомбу туда. Ты не сильнее всех, не сильнее даже одного Жара, который еще жив, я чувствую, и которого ты собираешься убить с остальными тупиковыми мордами. Уж сидя в башне, я такой болтовни наслушался, и господа магики были покрасноречивее тебя.
Разрушитель, будто почувствовав сильную усталость, привалился к бортику. По ноге кровь стекала на пол, просачивалась в зазор между досками.
- Тот парень которого я выкинул отсюда, годами сносил беспощадные удары кузнечного молота, чтобы быть готовым вершить свою судьбу, создавать свое будущее. И уже никто не сможет его в этом разубедить. И таких, как он, много. И будет еще больше. Если бы он поддался мне, если бы поколебался, это означало бы, что все время, что я провел здесь, было напрасным. Об успехе говорит и то, что я умираю. Я ничем не буду питаться, когда ты всех убьешь. Даже не увижу этого.
Диланду с насмешкой оглядывал капитана, его радужное и запятнанное кровью оперение.
- Хочу тебя предупредить. Когда я истеку кровью, сила, что вела меня за руку, проснется в другом... другом мне. И ближайший прилетел с тобой. Его тебе тоже придется убить. И, полагаю, тех, кто за него вступится. Знаешь, когда начинаешь убивать, потом чертовски трудно перестать.
В этот момент порыв ветра от подлетевшего кентаврана едва не сдул расшатанную крышу колокольни, а свист оглушил обоих. Полностью доверяя кентаврану, Кэнси раскрыл кабину и шагнул из нее прямо на бортик, а с него на пол, будто и не было многих метров волета внизу. И Лукхай, секунду назад будто прикованный, снялся и ушел на безопасное расстояние, кружа метрах в тридцати.
Лис перевел взгляд с Диланду на Капитана.
- Привет! - усмехнулся Разрушитель.
"Раз даже этот сидит будто размазанный, и впрямь что-то не так".
- Какие-нибудь проблемы, Капитан? - нейтрально спросил лис. - Кентавраны волнуются. Помощь нужна?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн ноя 09, 2009 12:13 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
- Страдания и испытания, потери, обиды и поражения - не источник силы, а лишь способ ее проверки, - ответил Капитан, - тебя послушать, так надо всех людей вселенной согнать в одно место и мучить до кровяки, пока не станут ангелочками. Так не бывает. Чтобы закалить душу, нужно прежде ее иметь. А раз так, то откуда тебе знать про источник силы и храбрости, лжец? Они либо есть, либо нет, а у тебя им неоткуда взяться.
Ты бегал от нас как трус, ты убивал всех этих людей чужими руками и даже не сразился со мной как следует. Ты вор и убийца, а с такими мне разговаривать не хочется. Неужели ты думаешь, что в моем экипаже есть настолько слабые духом, что согласятся стать тебе рабами? Твое оправдание, - что ты желаешь всем добра и ведешь их к благу, мучая их, и даже этого бедного юношу ты истязал, искушал, подстрекал на предательство якобы творя благое дело и проверяя его на прочность.
Гриффин качнул тяжелой головой.
- Но по всем твоим делам - в городе, на кладбище, в виздонной реальности - здесь и раньше - видно что ты - просто убийца. И оправданий у убийства не бывает, даже если оно прикрыто красивой болтовней про "уроки жизни". Которые кто-то - интересно, кто? - якобы дал тебе право всем подряд преподавать. А теперь...
Капитан не договорил - появился Кэнси.
- Помощь? Уведи кого сможешь, вот это помощь! А еще...
И снова договорить ему не удалось. Над краем колокольни появилась пепельная голова. Стальной птицей Гриффин метнулся туда. Седая кошка и радужный грифон на колокольне молча стояли друг напротив друга. Потом, поклонившись, Капитан отступил назад. Он стоял рядом с Кэнси и смотрел, как кошка идет к поверженному Разрушителю.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн ноя 09, 2009 12:54 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт дек 28, 2004 9:58 pm
Сообщения: 2220
После объявления перемирия шум отодвинулся, я теперь почти утих. Красля прислушалась: сражение практически завершилось. Армия Эдоардо взяла верх. Жители планеты увидели теперь, что такое сила духа, железная воля и технология, слившиеся воедино. Конечно, она знала и уже успела подумать, что это может ещё сто раз привести к беде. И тем более было бы глупо думать, что после этого поворота истории у обитателей начнётся лёгкая жизнь. Но она чувствовала, что для них пришло время увидеть эту силу. Почему не позже? Красля не знала. Может, ей просто казалось: чем раньше, тем лучше.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс июн 27, 2010 8:36 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
- Брат мой Зверь, - сказал Лазоревый Дракон, - ты прав. Хэатта должна быть открыта. Выслушай меня, и я расскажу тебе, как я стал причиной всех этих бед. Включая и то, что Хэатта превратилась в никчемный, закрытый оазис.
Так я пожелал когда-то. Я был Хранителем дивного города, ибо кому еще могли поручить такое дело, как не могущественному Дракону-Пантере.
Он горько улыбнулся.
- И я провалил все дело, от начала до конца. Хэатта была поистине счастливым местом, местом, где все встречались, где жили, где радовались. Я смотрел на их беспечность и захотел, чтобы они были беспечны вечно. Я не знал тогда что так не бывает. Я мог не скупиться на цену. Так и получилось, что я призвал Старых Черных Драконов, чтобы они стали стражами Хэатты. "Господин наш, но нам запрещено сеять смерть", - предупредили они меня. "Что за сложность, - рассмеялся я тогда, - я даю вам право убивать, когда вы сочтете нужным". Драконы расправили крылья и взмыли в небо, чтобы зависнуть над счастливой Хэаттой, моей страной, в неусыпном дозоре. Отныне и они были счастливы, потому что я разрешил им убивать. Потом ко мне пришел их старший и попросил сомкнуть ворота Хэатты. Я сделал это, обнес город стеной, а между ним и остальным миром положил Расщелину и поселил там Стражей. Никто не мог найти мою Хэатту. Это случилось постепенно, так что жители города, наверное, не сразу что-то заметили. Но все же я не был уверен в их безопасности, ибо жизнь, как мне казалось тогда, несоразмерно жестока, и горячие ветры с юга опасны так же, как громадные хищники севера. На каждом шагу мне мерещились заговоры, стычки, чужие алчные желания. Наверное, именно из-за них я пропустил тот момент, когда на нашу планету пришел пламень чужих небесных кораблей и половина жителей города была захвачена в плен. Я зарычал тогда на Черных Драконов, а они, вместо покорности, ответили мне тем же! Я был зол, и вместо того чтобы догонять корабль, я, в черной ярости, обрушился на Стражей и Древних Драконов. Это была страшная битва. Все, чего я жаждал все это время - чтобы Хэатта стала маленькой, как птичка, и я проглотил бы ее, и она всегда была бы моя, беспечно-моя, счастливо-моя, вечно-моя! - разве Хранитель не имеет на это право? - так я думал тогда, а война продолжалась. Я создан очень сильным, и бились мы долго. До тех пор, пока Хэатта не предстала перед нами в развалинах, по которым ползали раненые Черные, а обломки домов дымились. Хэатты больше не было. А я был жив, цел и невредим! В гневе и отчаянии я мчался по утесам. Но я неудачно прыгнул и упал в пропасть. Пока я летел, я слышал, как со всех сторон ущелья на меня несутся голоса: "Каменное сердце, каменное сердце..." И я замер в полете, и, видимо, раз уж мое сердце было каменным, мне и самому ничего не стоило окаменеть окончательно. Я не мог пошевелить лапой, мне не за что было ухватиться...
- "И тогда стал он каменной статуей.." - тихо процитировала Хатта.
- Да, сестра Хэатта, - сказал Лазоревый Дракон, - я разбился на много кусков, потому что сам разбил лучшее, что было в этом мире. Разбил, жаждая сохранить навеки. Когда я был статуей, я был глубоко. Очень глубоко - там нет света, нет и воздуха. Черная кровь земли бежит там по подземным рекам. Я был на тех берегах, и пока осколки моего тела лежали вперемешку с изумрудами и рубинами, разум мой оставался. Когда меня не стало, я понял, как надо было делать на самом деле. И как надо было по истине и правде оберегать Хэатту. Я был не Хранителем, а Узурпатором. Я не животворил ее, а погубил. Какую цену я могу заплатить за свою ошибку? Что делать, чтобы Хэатта воссияла вновь и была бы такой, какой ты, брат Кот, сказал? Простите ли вы меня? Теперь я снова жив, потому что какая-то сила, не знаю какая, склеивает, сближает, соединяет все, что есть на этой планете. Она латает дыры, даже те, которые мы тут сами натворили. Лечит раны. И даже статую она снова сделала целой и оживила... Что же мне делать теперь?

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн ноя 22, 2010 11:21 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 13, 2006 9:59 pm
Сообщения: 1783
Откуда: Ижевск
- Нужно… мне кажется… в первую очередь… быть. Принять свое воскрешение как дар и не думать о цене. Никакой цены нет, и никогда не было. Все настоящее, что делается - делается безвозмездно, приносится в дар, - волнуясь так, что дыхание перехватывало, сгороговорил кот, сам не понимая, как он смеет давать советы этому существу.

- Нет цены, есть долг - поступать по чести. Вы говорите, что теперь знаете, как нужно правильно - так делайте же это! Верните потерявшимся и заблудившимся путь домой. Неужели Вы думаете, что они не обрадуются своему учителю, вернувшемуся к ним?
Я не могу ответить Вам, простят ли Вас. Я не терял родного города, я не жил под гнетом того, чья любовь обернулась жаждой собственности. Такой же Хэатта никогда уже не будет, но кто сказал, что другой - значит хуже? Ничего не вернуть, ничего не отстроить заново таким же, потому что город это не камни мостовой, улица - это жители. А жители никогда уже не будут прежними.

Ведущий их леопард раскатисто рыкнул и поднялся на задние лапы. Он обогнал идущих и встал у них на пути. Процессия остановилась. Юкс забыл, что надо дышать. Зверек затих, прижался к его ноге. Было слышно, как где-то капает вода. Глаза Леопарда горели желтым светом, но этот свет был не теплым, а сжигающим. Юксу стало страшно. Он шел бок о бок с этим существом, но только сейчас понял, что совсем не знает его – и кому ведомо, насколько оно может быть опасно? Под землей было достаточно темно, они шли словно в сумерках, но, казалось, вокруг леопарда темнота стала еще плотнее, становясь его плащом, его… броней?

- Маяк поднялся, - сказал он, глядя прямо в глаза Лазоревому Дракону. Пристально, не мигая, словно пытаясь уцепиться за что-то и вытащить это наружу. - Маяк, куда мы сейчас идем, где стоит древний камень, с которым только Вы можете говорить. И город поднимется. Но это будет мертвый город. Магазины будут смотреть тьмой витрин на пустые улицы. Мосты будут ронять камни, старые дома скрипеть в одиночестве. Не нужно думать о том, как построить – но о том, как принести надежду. Как одарить свободой и светом тех, кто ждал так долго, что уже и забыл, что он ждет, забыл, что он ждет вообще, привыкнув к существованию и ощущая его единственно возможным, а что страшнее - справедливым.
Я ждал совсем не такого Мастера. Зачем вы вернулись, Господин? Зачем вы вернулись таким? Лучше забытая легенда, чем легенда развенчанная и оскверненная. Вы были Хранителем живого города, я – Хранитель уснувшего. Я жду часа возрождения Хэатты. Я жду достойных, способных поднять её, доказать что древняя дружба дракона и зверолюда жива. Но я не думал, что недостойным может оказать сам Мастер. Я не дам вам поднять город, если вы не знаете что с ним делать. И еще одно. Правитель не должен просить прощения у народа – подданные не должны знать, что он способен ошибаться.

Юксу вот уже в который раз захотелось, чтобы рядом оказался Бранч. Чтобы поправил, чтобы возразил, чтобы подсказал. Что сам Юкс может понимать в таких вещах?

- Вам нужно всего лишь предстать перед ними! – тем не менее, заговорил он с Лазоревым Драконом. - Помочь им поверить! Быть не драконом со страниц древних книг, но драконом, приветствующим их и одобряющим! Чтобы они ощутили ваше дыхание! Услышали ваш голос и ваши шаги! И попросить прощения как раз нужно – им не нужен «правитель» - им нужен дом и мудрый учитель. Простите, что они забыли веру, и они простят, что вы забыли их. И тогда ваш народ сделает все остальное и Хэатта действительно воссияет! Сейчас, с нами за то, чтобы найти Хаэтту боролся, сражался с чёрными драконами зверолюд, мой друг брат Орхор – он один из тех, из настоящих, а не как… ну не как я - сбоку… припёка… это ли не доказательство, что он простил вас? Сейчас он должен быть на моем месте, но я даже не знаю что с ним!

_________________
Travellin Jack, ole Travellin Jack,
Got a far long way to go,
Longer way to come back.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 657 ]  На страницу Пред.  1 ... 40, 41, 42, 43, 44

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1



Перейти:  
cron