Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 111 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Вт ноя 16, 2004 11:55 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Решила вот выложить помаленьку.

Вроде бы, все это уже где-то было. Не судите строго...

Каждую ночь море…

Каждую ночь море, шумевшее так надоедливо и невнятно под окнами дома, замолкало на минуту или на две. Большой Хозяин дома всегда спал в это время и никогда не просыпался, потому что море убаюкивает надежно.
И когда оно замолкало, то не просыпался никто, а бодрствовали только те, кто не ложился еще спать.
Маленький Хозяин, конечно же, и не думал ни о каком сне. Еще бы, пропускать самое интересное, что происходит на этом побережье, из-за какого-то сна. И хотя и сон, и интересное событие не были преходящими и повторялись с каждыми сутками, сон отодвигался на второй план. Потому что Событие Маленькому Хозяину было дороже.
И вот что он видел.
Когда море замолкало, и волны переставали ходить около песчаного берега, и тишина становилась прозрачной и страшной, тогда, в миг покоя, тысячи безмолвных людей появлялись вдоль морского берега. Они не были призраками или видениями, потому что видели и думали. Они стояли и ждали, а потом подходили к воде и на что-то смотрели, и не видели ничего, кроме воды. И потом рядом с ними появлялся еще один человек. И когда это происходило, толпа скорбных и задумчивых людей исчезала, бледнея от ветра.
И оглушительный грохот обретшего речь моря сбрасывал мальчика с подоконника.
Ах, вот вы как, думал Маленький Хозяин, потирая коленки, вы нарочно, потому что я видел все, что вы делали, и я пойму все это тоже, только дайте мне вырасти, дайте мне срок стать Большим Хозяином.… А море шумело и убаюкивало, но его вечная песня не действовала на Маленького Хозяина, и он не спал до утра, а потом целый день видел южное солнце сквозь дымку сновидений.

Может, оттого, что Большой Хозяин привел в дом собаку и это изменило Маленького Хозяина, то ли оттого, что лето кончалось, а осень грозила школьной скукой и материком, то ли оттого, что оранжевое око луны раскрывалось все шире на черном небе – то ли это, то ли то, а может, все вместе, но в одну светлую ночь Маленький Хозяин нашел в себе отвагу и ожидал появления Людей не на подоконнике, а прямо на пляже. Рядом сидела собака и немного зевала.
Они пришли и сразу заметили его, подошли и встали рядом – вся тысяча, если разобраться, гораздо больше тысячи, и их старинные одежды сверкали драгоценными камнями в свете луны.
– Ты такой странный, – сказали ему. – Ты ничего не боишься, и в этом ты для нас – тайна. Ты не боишься нас, ночного кошмара. Может, мы – мытари моря, вызываем погибшие души на холодный песок…
– Нет, – покачал головой мальчик, – вы не такие…
– А если мы – кошмарные призраки, видения зла…
Если бы мальчик мог сказать, он ответил бы, что слуги тьмы редко говорят о зле, что оно есть зло, но скорее прячут его… а он сказал просто:
– Нет, я думаю, вы не злые. Вам грустно?
– Ты странный… Никто никогда не спрашивал нас о грусти. Да, нам грустно.
– Тогда не грустите. Мне вас жалко.
«Почему, – спросил бы Маленький Хозяин, – вы так одиноки, хотя вас так много?»
Но он сказал:
– Давайте дружить!
И тысяча голосов в тишине молчащего моря сказали:
– Давай…
– Тогда я расскажу вам секрет. Я подсматривал за вами и видел все, что вы делали. Вы не будете сердиться?
– Нет…Теперь и мы скажем тебе наш секрет, потому что мы друзья. Хочешь?
Маленький Хозяин смутился, но кивнул.
– Мы приходили сюда каждую ночь… Знаешь, кого мы ждали?
– Кого?
– Тебя, друг…
Ну конечно же! Тайна, прикоснувшаяся лишь во сне, мечта, приходящая редко-редко, все начинает потом расцветать, как целое поле, все становится явным и прозрачным. Ничто не происходит случайно, и подсмотренное в ночном окне происходит потом в яви днем, и конверт, летящий с осенним ветром, оказывается, адресован тебе…
Тысяча друзей, если точнее сказать, гораздо больше тысячи, миллион друзей у молчащего моря, в ночи под луной… И собака, опустив умную голову, нюхает замершую волну…
Маленький Хозяин, приготовься к тому, что тебе никогда не стать Большим Хозяином и никогда не спать в морской темной тишине. У тебя никогда не будет своего дома на побережье, личного счастья и автомобиля, но будут собака, и это море, и тысяча, тысяча друзей в одеждах роскошных и старинных… Маленький Хозяин, отныне весь мир – твой…

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Последний раз редактировалось rudwolf Пт ноя 19, 2004 10:35 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт ноя 16, 2004 11:56 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Рассказ Уличного Пса

1.
Я расскажу вам свою историю и историю моего учителя.
Когда я оказался на улице (а меня выкинули в шестимесячном возрасте, не имея средств прокормить), стояло позднее лето. По вечерам уже было холодно, и я дрожал своей глупой щенячьей дрожью и жаловался громким скулением — как вдруг мимо прошел он — и все изменилось в моей жизни. Я сразу встал и пошел за ним — потому что все в его облике призывало это сделать. Он прошел до конца дома и оглянулся. Я поджал хвост и понурился, но он сказал:
— Пойдем со мной.
И я пошел.

2.
Я звал его Учитель. Он был лохматый, жилистый, кирпичного цвета пес. Грудь, ноги и шею его украшали шрамы — свидетельства многих битв и побед. У него были ясные глаза и быстрые ноги. Он звал меня Белый.

3.
Свой первый урок я получил, когда мы искали пищу. Он научил меня отличать съедобное от ядовитого, гнилое от свежего, живое от мертвого.

4.
Когда однажды мы увидели кошку, я хотел погнаться за ней. Учитель остановил меня.
— Не стоит растрачивать собачье достоинство на мелочи! — сказал он. — Но если ты когда-нибудь убьешь рысь или льва, я буду гордиться тобой.

5.
Однажды мы были на дрессировочной площадке. Собаки там бегали за палкой, ходили на задних лапах, лаяли по команде.
— Учитель! — сказал я, — Смотри, их тоже учат!
— Нет, Белый, — возразил он. — Их всего лишь дрессируют.

6.
Однажды мы пробрались на кинодром. Там бегали собаки. За это им вручали призы.
— Учитель, что они делают?
— Не знаю, — беспечно ответил Учитель, ткнул меня мордой и побежал.
Я помчался за ним, догнал его, и мы неслись бок о бок, плечо к плечу, высунув языки. Через полчаса мы были уже за городом. Учитель обернулся и шутливо толкнул меня. Я покатился по траве, и он вслед за мной. Мы дурачились и играли, а когда устали, легли на землю.
— Если ты думаешь, что собаки там бегали, это неправда. Мы бегали. Если ты думаешь, что они получали награды, это тоже неправда.
Вскочив, он рыскнул в траву и вернулся через мгновение, держа в руках большого жирного суслика.
— Вот награда, — сказал он, и мы стали ужинать.

7.
Когда пришла пора, я влюбился. Учитель словно бы не заметил этого, но стал менее строг. Он не советовал мне, не расспрашивал ни о чем.
Но когда настало разочарование (а это было довольно скоро), я пришел к нему, полный горечи. И я снова бежал рядом с ним, с каждым прыжком все больше ощущая радость, хотя и сам не знал, почему.

8.
— Учитель, — сказал я, — ты знаешь все на свете!
— Нет, — возразил он, — но могу узнать, если буду узнавать вместе с тобой.
— Мы оба будем знать все на свете?
— И даже немного больше, — ответил Учитель.

9.
С годами Учитель ослаб телом и уже не мог бежать рядом со мной. Я приноравливал свои шаги. Я приносил ему лучшие куски. Он делил их со мной пополам.
— Я старею, — сказал Учитель, — но ты совсем вырос! Ты справишься даже с бультерьером!

10.
Да, я мог справиться с одним бультерьером. Но не с тремя, которые однажды напали на меня. Они были хозяйские, охраняли дом и сорвались с цепи — а у нас были старые счеты. Я дрался как лев — ведь Учитель научил меня драться, — но и они были обучены, и вскоре я понял, что не справлюсь.
Учитель был на добыче. Он услышал драку и прибежал как раз вовремя. Он толкнул одного бандита и вцепился в нос другому. Вокруг нас закипела жестокая схватка, но мы были вдвоем, Учитель и я, Белый, — и мы победили. Поджав хвосты, наши враги убежали с позором.
Учитель шатался, едва стоял — он был весь в крови.
— Ты спас мне жизнь, — сказал я.
— Я счастлив, — прохрипел он глухо и опустился на землю. — Я ухожу счастливым... Скажи мне, Белый, чего ты хочешь добиться от жизни?
— Я хочу стать Учителем, как ты, — сказал я. — Любить, как ты; быть мудрым, как ты...
— Ты и есть Учитель, — ответил мой наставник, тяжело дыша. — Если ты хочешь всего этого, ты и есть Учитель... Ищи тех, кому ты нужен. И помни: мы все — Учителя, но над нами есть еще один, Самый Главный Учитель, чье Слово — нерушимо, потому что оно — Живое. Слушайся Его.
— Не уходи, — просил я.
— Мы встретимся, — отвечал он с улыбкой, — там, в доме Главного Учителя, и вместе будем постигать те тайны, которые нам даже не снились здесь, на земле.

*
Я похоронил тело Учителя за городом, там, где он поймал когда-то суслика. Я трижды провыл над его могилой.
Теперь я сам Учитель, и, когда мы встретимся в Доме Бога, с нами будет третий — мой теперешний Ученик. Я спрашиваю его:
— Кем ты хочешь быть?
— Учителем, Мастер Белый, — отвечает он —
и тогда я понимаю, почему мой учитель был счастлив, когда готовился покинуть меня так надолго.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Последний раз редактировалось rudwolf Пт ноя 19, 2004 10:37 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт ноя 16, 2004 11:57 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Сказка про Сосульку

Зима была в самом разгаре, если, конечно, позволительно так говорить о столь холодной и царствен-ной особе. Да, теперь она хозяйничала на все сто, и не было никого, кто бы этого не чувствовал. Особенно страдали Воробьи, выпадавшие из стылых ночных сумерек, из белесых фонарей – в раннее холодное утро, на белый снег, на котором их было так хорошо видно. Спустя некоторое время Воробьи отогревались и потихоньку начинали жить, и старались совсем не думать о предстоящей ночи и о том, сколько из них не увидит и не почувствует следующего рассвета. Некоторые из них, думается, самые глупые, предлагали было совсем отменить ночь и не спать, но что-то не получалось, и самые глупые замерзали самыми первыми. Когда кто-либо, возмутившись жизнью Воробьев, гневно обращался к Зиме с требованием справедливости, она усмехалась и говорила ледяным голосом: “Сам не замерзни, придурок”, — или же, если проситель был из знатных — “Ну, вы же знаете, что все это лишь закон природы, дорогой”.

Самыми спокойными оставались Сосульки. Они только и делали, что росли головою вниз и смотрели на дела, творящиеся на земле. Были среди них и вредные Сосульки – желтоватого цвета и немного кислого вкуса, которые любили смотреть, как скользят и падают Люди, и целый день хихикать по этому поводу. Конечно, больше всего было хороших Сосулек – совсем чистых и прозрачных, сверкающих на солнце. Это были влюбчивые, милые Сосульки, и случалось, что они влюблялись в какого-нибудь прохожего, идущего или падающего, и случалось также, что тогда Сосульки, закрыв глаза и набрав побольше воздуха, срывались вниз к Людям, чтобы быть с ними, падали с огромным звоном и грохотом, который заглушал противное хихиканье желтых Сосулек. Желтые Сосульки находили все это очень смешным, но они умолкали, едва кто-нибудь спрашивал, куда же деваются светлые Сосульки после того, как их сияющие тела разбиваются о землю. Да, Желтые сразу умолкали, потому что любая, даже самая мутная Сосулька помнит о Последнем Пути К Океану, который ей предстоит – может, после сияющего взрыва от удара о землю, может, после долгих весенних слез. Последний Путь – это то, что Зима страшно не любила и запрещала любые разговоры об этом. Сосульки молчали и терпели, и лишь пьяный Весенний Ветер развязывал им языки, и тогда, уже в предчувствии, они начинали плакать и петь, и тогда уже Зима ничего не могла с ними поделать, потому что, когда они плакали и пели, они уже начинали свой Путь – по капельке, медленно и неудержимо, с каждой слезинкой и с каждым словом все больше сливаясь в единый Поток, через воздух и землю стремящийся к вечному Океану. Да, так было весной, но те-перь до весны было еще так далеко, и Зима так четко ощущала свою силу, что не только Сосульки и Звери – сами Люди говорили теперь меньше, потому что Зима сковывала им губы. Люди отогревались на кухне за чаем, Сосульки смотрели вниз на Людей, а Воробьи замерзали. Так текла зимняя жизнь.

Этой Зимой, когда снег замирал между датами Западного и Русского Рождества, в маленькую оттепель на маленькой крыше появилась новая Сосулька – такая же, как все, и, слава Богу, сказала ее мама, без кислых примесей, самая что ни на есть чистая и прозрачная. Солнышко так радостно играло с ней! Зимний Ветер, пронесшийся мимо как-то вечером на своих белых крыльях, попытался провыть Сосульке какую-то свою волчью песенку, но не успел – летел слишком быстро. Сосулька радовала всех, и все ее любили уже даже за одно то, что Зима нарочно поджимала губы и старалась не замечать маленькую Сосульку и обдавать ее холодным пре-зрением. Но холод не вредил Сосульке – что ей до Хозяйки, которая была и уйдет, и – Снежинки уже успели рассказать – ничем не сможет продлить свою власть, когда придет ласковый Весенний Ветер и трубным голо-сом позовет в Дорогу. Об этом тихонько говорили:
– Я буду ждать, – говорил Снег, ложась на землю.
– Я буду плакать, но ты не бойся, – говорила Мама-Сосулька.
– Ах! – восклицала вдруг другая какая-нибудь сосулька и с победным звоном бросалась вниз, разлетаясь на миллионы алмазов. (Люди, ничего не понимая в жизни Сосулек, шли дальше, говоря, что им повезло, что эта глыбина не разбила им голову.)
Так Сосулька познавала жизнь зимнюю и жизнь последующую и понимала, что и то, и другое несказанно прекрасно, хотя Зима думала иначе и всем пыталась навязать свое мнение.

– Хочу расти вверх, – сказала как-то молодая Сосулька Маме.
– Так не положено, – бросила Зима, быстро повернув к Сосулькам ледяное лицо, – сосулькам должно расти вниз и смотреть на Людей. И можно хихикать.
– Мне очень нужно, – сказала Сосулька. – Правда, это очень важно.
– Это невозможно, – отрезала Зима. – В моем Зимнем Кодексе такого закона нет, – и она морозным щелчком сбила на землю летящего Воробья.
– Буду, – пробормотала Сосулька себе под нос и с того дня начала копить силы и умение. По крайней мере, она перестала расти вниз. Со стороны казалось, что она остановилась в росте. Но кое-кто замечал иное: Зимний Ветер, мчась мимо, удивился с первого взгляда и крикнул на лету:
– Милая Сосулька, ты мне так кого-то напоминаааааа... – и пролетел мимо, унося свои собственные слова. Впрочем, все это на самом деле было важно, поэтому Ветер сразу же вернулся и попытался, задыхаясь, сказать то, что хотел:
– В серебряных снегах внутри больших гор недалеко от Сердца Земли в вечном сумраке и сиянии я видел такие сосульки, которые растут вверх из земли... – и Ветер снова умчался, ему ведь нельзя останавливать-ся.
– Неправда, – сказала Зима, как только вой Ветра стих вдалеке.
– Правда, правда! – чирикнул Воробей и увернулся от смертельного щелчка. Воробей спрятался за Со-сульку – за маленький бугорок, направленный вверх. В этом и была тайна – Сосулька росла вверх для того лишь, чтобы сделаться домиком для Воробьев. Так она придумала с первого дня, едва увидела, что происходит с ними. Но нельзя же было сказать об этом Зиме!
Теперь Зима увидела, что происходит, и подобралась, как перед ударом.
– Совсем забыла сказать тебе, – произнесла Зима медленно, – что ты теперь не будешь видеть то, что делается на земле.
– Нет, я вижу, – возразила Сосулька. – Теперь мне стало гораздо виднее, отсюда, сверху.
Зима решила метнуть последний козырь.
– Ты никогда не растаешь. Как те сталагмиты. Вечный лед. И у тебя не будет Пути.
Сосулька заплакала бы, но Зима стояла слишком близко.
– Ну и пусть. Зато я буду домиком. Всегда. И они будут прятаться во мне от тебя, а когда ты уйдешь...
Зима, оцепенев, посмотрела на Сосульку. Повисла мгновенная тишина. Никто никогда не говорил Зиме об уходе, потому что Зима запрещала это. Пока Зима жила на земле, считалось, что это навсегда.
Поэтому все затаили дыхание. И тогда Зима с мгновенным треском нанесла Сосульке самый свой сильный морозный удар. Воробьи засвистели от ужаса – но Сосулька не была птичкой, и мороз был ей, конечно же, нипочем. Наоборот, она сразу выросла на несколько сантиметров (из чего мы можем узнать, что она-таки всплакнула немного), и все Воробьи немедленно перенеслись в новый домик.
Бессильная Зима не сказала больше ничего – она отвернулась. С тех пор она вела себя так, чтобы все видели: она – это одно, Сосулька – другое, а Воробьи – дело вообще десятое и ни к Зиме, ни к Сосульке отношения не имеющее. Теперь Воробьи забыли про холодные ночи и стылые глаза фонарей по утрам. Они жили в чудном воробьином замке – Сосульке, а днем Северный Ветер носил их на своей спине, куда они хотели, и излагал им свои мысли по пути, не боясь не договорить, и пел им песенки, которые Воробьи рассвистывали потом по всем дворам.
Так было долго. Прошло уже Рождество, прошел и январь, и потом Северный Ветер стал завывать чаще и громче, нагрянули вьюги и метели, все полетело и понеслось, все кружилось и пело бесконечно, забыв само о себе, где верх и где низ, белый снег мешался с синими сумерками, и никто не был в обиде. В каждом глотке воздуха и в каждой снежинке уже было обещание и ожидание, правда, это трудно было понять и трудно запомнить, потому что уж слишком все неслось и летело и временами застилало глаза, да, и еще клонило в сон, а временами, наоборот, лишало покоя само себя и всю природу вокруг. Так неслись дни белыми соболями и серыми ласками, и ничего не менялось в жизни Воробьев – они жили в Сосульке, которая, они знали, никогда не будет бросаться вниз на землю, чтобы они не остались без домика. Зато Воробьи знали, что Зима наврала, как всегда, и что Сосулька растает в конце и побежит, отправится в Путь.
Они сказали об этом Ветру.
– Да, – сказал Северный Ветер. – Когда придет мой брат, Весенний Ветер, и позовет их, они все отправятся в Дорогу. Но вы не плачьте. Я вам покажу кое-что.
Ветер подхватил Воробьев на крылья и полетел под самые тучи.
– Ой, ой, как бы нам не замерзнуть! – встревожились Воробьи. Их было семеро, самые смелые, но даже и они испугались.
– Не дам, не дам замерзнуть, – сказал Ветер, поднимаясь все выше и выше.
И вот они нырнули вверх и пробились сквозь пургу и облачную вату к ясному звездному небу. Ветер полетел над облаками, возмущая их верхушки. Он летел очень быстро, но звезды не двигались.
– Они прекрасны, – сказали Воробьи, показывая клювиками – всем существом! – на зимние звезды.
– Да, они все прекрасны, и некоторые из них всегда над нами, а некоторые могут уходить за горизонт. Вот Утренняя Звезда – сейчас ее время – посмотрите, есть ли кто-то прекраснее ее? А ведь она скоро уйдет. Но разве это печально?
– Нет, потому что она не умирает. Она пойдет дальше. Какие-то другие Воробьи, Люди и Ветра будут смотреть на нее, – решили Воробьи.
– Есть место, где звезды никуда не уходят. Где их Дом, – Ветер был несказанно рад, что его слушают и понимают.
– Где это? Мы хотим быть там, где Дом, где Дом!
– Это над Океаном.
Ветер мчался под великолепными звездами.
– Дороги звезд, дороги ветров, дороги воды и птиц, дороги животных и людей – все они ведут к Океану.
– Мы смотрели на звезды, мы любим их, и нашу Сосульку, и тебя, Северный Ветер, и мы теперь скроемся от звезд, и весной умчишься ты и уйдет Сосулька, и это значит, что мы никогда не расстанемся, потому что Дорога...
– Потому что Дорога, да. Пойдем домой, а то вы замерзнете!
Ветер взмахнул крылом, чтобы посмотреть на звезды еще разок, и прянул вниз. Воробьи щебетали и закрывали глаза. Они больше не боялись. Они верили тоже, что есть жизнь зимняя и жизнь следующая, и та, и другая несказанно прекрасны, и та, и другая бесконечны – если разобраться – и что первая перетекает во вторую широкими дельтами бегущих рек и ручейков. Так говорили Воробьи, и теперь они снова вспомнили, что есть ужас мертвых ночей и оцепенение утра, но они больше ничего не боялись. Сосулька блестела на солнце и в свете луны, шли ночи и дни, и все так же выли метели и кружился снег.
– Мы готовы, – говорили все. – Мы готовы к Весне, пусть она приходит.

Она пришла, конечно, не сразу, конечно, немного запоздала, отчего все стали ждать ее еще с большим трепетом, и никто не был против, потому что все знали, что она придет, все-таки обязательно придет – так ждут запоздавшего друга, друга, в которого верят.

И вот пришла Весна. И Зимы не стало.

А Сосулька смотрела в небо, и она плакала, и она пела. Тысячи голосов неслись со всех сторон: каждый говорил, что он жив и не спит и все слышит, и готов на что угодно, пусть только позовут и скажут!
– ПОРА!!! ПОРА!!! – гремела победная песня Весеннего Ветра.
И Сосулька медленно отправилась в путь, и светлые слезы ее текли в землю и в воздух, и Воробьи летели вслед весенним ручьям. Становилось все теплее и теплее, все стремилось, и бесконечное кружение кончилось наконец, все обрело свою дорогу и последовало по ней.
– Это есть в Законах! Я проверил! – трубил Весенний Ветер.
И по Законам, по вечным Законам Жизни, все плакали и все пели, и тысячи дорог, рек и ручьев согласно и неостановимо текли к Океану.
На заборе у крыши сидели Воробьи. Мокрый и пьяный Весенний Ветер во всю распевал и ерошил им перышки.
– Это не такие законы, как у Зимы, – сказал самый глупенький Воробей. – Все наоборот...
На него шикнули: это Ветер, ничуть не устав, вдруг запел еще одну, совсем новую песню.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт ноя 19, 2004 3:31 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 2:54 pm
Сообщения: 4235
Ничего подобного я никогда не читала.
Нет, мальчик не умер, ничего подобного... Мне никогда и в голову такого не приходило. Море... да... нет, слов слишком много, и мне стыдно и неудобно, что я не могу собрать их все и выделить главное...
Первой сказкой, которую я прочитала когда-то, была почему-то Сосулька... Никогда не забуду того удивления, когда действительно "настигла радость"... Беллатрикс говорит, что ей никогда бы и в голову не пришло написать такое про сосульку..
Жене очень понравился "Уличный пес". И они читают дальше, и прочитают все..
Я люблю каждую твою сказку всем сердцем, хотя ты это и так знаешь, друг..
Огромное тебе спасибо, что выкладываешь их сюда. Это честь форуму.
Так здорово знать, что здесь они тоже есть.. Просто очень хорошо.
Ну вот, получился какой-то бессвязный сумбур.. ой.. извини!

_________________
Победил тебя мой карамболь!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пт ноя 19, 2004 11:46 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Спасибо... я знаю, что такое, когда слов нет, знаю прямо сейчас. Перечитала после утра и буду не раз еще перечитывать. Такие слова дороги до слез.
Это чувство, что живешь не зря.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Сб ноя 20, 2004 2:49 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 2:54 pm
Сообщения: 4235
И тебе спасибо.
За все это чудо..

И спасибо, что так ценишь мои бессвязные комментарии!..
Это так странно бывает для меня.. Обычно, раньше, меня просто не хотели слушать.

_________________
Победил тебя мой карамболь!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс ноя 21, 2004 5:15 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Это же законно, чтобы слушать. И если не ценить твои слова, друг, что вообще будет иметь цену?

Как договаривались, вот она, следующая сказка. Очень старая, кажется, она сочинялась для одного товарища, которому тогда было лет восемь - а теперь, как мне рассказали, он стал высоким и усатым гарным хлопцем!

Сказка про Корову Изауру

1. Изаура и Дорожная Полоса

Жила-была корова. Хозяйка в детстве назвала ее Изаурой, а потом корову сдали на ферму. Там у нее оставался только номер, но номера своего корова никак не могла запомнить. Зато она знала, что добрую жен-щину, приходившую доить ее и задавать корм, зовут Анастасия. Анастасия раньше работала на тракторе, но потом стала плохо видеть, и ее отправили в коровник. Но, почти не различая света, Анастасия умела находить на ощупь протянутую для приветствия морду и почесывала коровий лоб как раз там, где требовалось. За Ана-стасией всегда ходили две кошки – Мурка и Рыжик, и они получали молоко за свою преданность.
Анастасия не могла видеть ласковых глаз коровы, но она знала, что ее любят.
Однажды корова во сне привалилась к передней перегородке, и дерево не выдержало, хрустнуло. Лежа на груди среди обломков, корова принялась было сетовать на лентяя-столяра, не починившего стойло вовре-мя.
Но потом она огляделась. Справа и слева от нее сопели ее соседки, пестрые, добрые и ленивые. Одна из них тихонько мычала во сне. И тогда корова поняла, что она свободна! Дверь не заперта, загородка слома-на, иди куда хочешь!
А куда она хотела? Торопливо и осторожно корова миновала спящих подружек и вышла в дверь. Была холодная, почти уже осенняя ночь. Освежающий ветер летел с полей, и все было темно, кроме неба. Там Не-бесная Корова наклонила два светящихся рога, а ее Телята смотрели глазками по всей черноте.
Корова пошла вперед. Спросонья мурлыкнул петух. Юркнула, охотясь, Мурка. Посмотрела и проскочила за бидоны. Из свинарника слышались шорохи. Ветер скрипнул калиткой.
Корова быстро потрусила по полю. Рожь уже убрали, видно было далеко, а ей хотелось уйти так, чтобы никто не видел. Небесная Корова была неопасна, она смотрела благосклонно.
Надвинулся лес. Густая чернота стволов отдавала теплом, как зимний коровник. Там не было тишины: стучали мелкие коготки, трещал сучок, ухали совы – и корове не было одиноко. Она была – большой зверь. Она уверенно ставила копыта на сухие иглы. Теперь она знала, что не всегда была коровой, что ее предки были – бизоны, яки и туры!
А когда лес кончился, корова увидела дорогу.
Это был серая асфальтовая дорога. Очень ровная и очень темная. По середине ее была прочерчена белая полоса, и она светилась от горизонта до охраняемого лесом холма, за который спускалась дорога.
Не думая ни о чем, корова встала посередине дороги. Она обнюхала полосу:
– Ты кто?
– Я – Дорожная Полоса, – был ей ответ, – я иду по этой дороге и разделяю ее надвое. Я, не прерыва-ясь, иду вдоль и вдоль, и разветвляюсь и бегу по всем дорогам, даже по тропинкам, даже по незаметным лес-ным тропкам – я, невидимая Дорожная Полоса... Без меня нет дороги! Я здесь и везде, на всех дорогах плане-ты. Я знаю обо всем, что происходит на этих дорогах... А ты кто?
– Я – Изаура, – сказала корова, вспомнив старое имя. – Я – корова Изаура, и я ушла с фермы навсегда.
– Тогда пойдем со мной! – обрадовалась Дорожная Полоса, – я расскажу тебе сказки Дорожной Полосы... Ты станешь бродягой – а таких немного осталось. Люди предпочитают давить меня колесами машин. Но все же древние силы еще струятся по артериям дорог, и я все еще чувствую биение дивного Сердца, слышу зов, которому никто не в силах противиться... А ну-ка, подними свою рогатую голову, посмотри вокруг!
Изаура втянула ноздрями воздух. Где-то там, где она не видела, этот сосновый запах кончался, кончался и лес, расходясь в стороны, а там – золотое поле, облака, новые запахи, новые чудеса, и Огненный Телец, восходящий по утрам на горизонте... Не надо больше стоять в коровнике и считать сучки на перегородке. Не надо видеть, как тоскливо бродят куры по лужам в октябре. Надо идти все дальше и дальше, а под ногами – дорога, и Дорожная Полоса.
Вот он – сладкий и неумолимый Зов дороги. Вскинув голову, Изаура замычала – никогда она еще не мычала так звонко – и поскакала по дороге, и асфальт звенел под копытами, словно это был хрусталь – радо-стно звенел в холодном воздухе, и темные сосны расступались. Рядом, не прерываясь, бежала Дорожная По-лоса, которая – всегда – здесь и всегда – везде...

2. Изаура и Очарованный Город

Рассвета не было. Наоборот, тьма все больше сгущалась. Скоро уже корова Изаура шла в сплошной темноте – и сверху, и снизу, и по бокам. Она не видела ничего, кроме светящейся белой Дорожной Полосы, и корова шла по ней, это было надежно и безопасно.
Они не знали, долго ли они идут – в пустоте исчезло все, даже время. Но они остановились, когда уви-дели черную спину Города, нависшего над дорогой.
– Что это? – спросила Изаура шепотом.
– Это Город... Не бойся, Изаура, нам нужно войти в него и пройти насквозь.
– Я и не боюсь, – сказала Изаура и шагнула в городские ворота.
Огромные, красивые силуэты домов едва виднелись в темноте. Корова шла и не могла понять, почему тишина кажется ей такой странной. А потом поняла: Город безмолвствовал не потому, что спал. Он был очаро-ван. Он оцепенел, он спал, но не мог проснуться с рассветом.
Чтобы не слышать эту давящую тишину, Изаура наклонила рога и принялась громко топать и раскачиваться, так что колокольчик на шее звенел при каждом ее шаге. Потом, преодолев робость, Изаура даже нача-ла напевать:
Не страшна мне тишина,
Колокольчик мой поет:
“Эй, вставайте ото сна,
Скоро солнышко взойдет!”
И правда, как будто стало светлей, и Полоса засветилась ярче. Шаг за шагом, динь-динь-динь, звенит колокольчик.
И темнота начала рассеиваться. А вместе со светом вырвались на свободу и звуки, и образы, появи-лись краски. Великолепные дома, аркады и мосты встали в утреннем тумане. На крестах собора засияло солн-це. Вот кошка, похожая на Мурку, мягко спрыгнула с ограды, огляделась и стала умываться. Проехал фургон, пробежали куда-то мальчишки.
А Изаура шла и напевала, и за ней шли люди. Люди несли цветы и прямо на ходу сплели венок. Когда Изаура подошла к выходу из города, люди надели ей на шею венок из цветов и сказали:
– Спасибо тебе, о спасительная Корова! Ты своим колокольчиком и пением пробудила город ото сна, который длился много веков!

3. Изаура и Повелитель Зверей

Когда они уже порядочно отошли от Очарованного Города, в небе появилась ослепительная точка. Она была ярче солнца, Огненного Тельца. И она приближалась.
Белоснежно-сияющий бык опустился на дорогу. Неизвестно, каким видела Его Дорожная Полоса, но она первая поняла, что это – Повелитель Зверей.
– Здравствуй, Изаура, – обратился Белый Бык к корове. – Почему у тебя на шее такой красивый венок?
Изаура не знала, что ответить. Дорожная Полоса сказала за нее:
– О Повелитель! Эту награду ей дали люди. Она спасла их город от сонных чар своим колокольчиком.
– Она достойна награды! – сказал Повелитель Зверей. – Чего ты хочешь, смелая Изаура?
Изаура подавила смущение.
– Я... подумаю... можно?
Бык кивнул и стал ждать. Он улегся на траву и стал тихо беседовать о чем-то с Дорожной Полосой.
Чего пожелать? Стог сена? Крылья, как у Белого Быка?
Изаура представила, что она несется на этих крыльях над лугом, над лесом, над пашней...
И вслед за пашней вспомнила она о ферме. И встала перед глазами яркая картина – поля, поля, закат-ное небо – и Анастасия. И привычная горькая мысль – я вижу все это, а она – нет.
– Повелитель! – сказала Изаура, – а если человек не видит, его можно... исцелить?
Белый Бык встал и, будто к чему-то прислушиваясь, наклонил голову. Он прекрасно услышал, как где-то, в сотне километров отсюда, радостно вскрикнула вдруг прозревшая на рассвете женщина.
– Идите теперь дальше, – сказал Бык Полосе и Изауре, – и да пребудет с вами мир. Я хотел бы что-нибудь подарить тебе, Изаура, но у тебя есть все, чем Я награждаю. У тебя есть сильные ноги, и удача, и храбрость. И самое главное – у тебя есть Свобода, и Я обещаю тебе, что никто и никогда ее у тебя не отнимет.
И Белый Бык взмахнул крыльями и улетел.
А Изаура и Полоса пошли дальше.
Дорожная Полоса рассказывала Изауре свои истории. И они шли бесконечно долго, идут и по сей день – ведь Дорожная Полоса тянется через весь мир, и историй у нее – бессчетное множество.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс ноя 21, 2004 5:16 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Это для разгруза..

Чер - Вя - Чок

Жил-был на свете Большой Динозавр. И был он такой большой, что никого в лесу не замечал и на всех наступал.
Шел он однажды по лесу и случайно наступил на хвост Зверю Индрику. Индрик заплакал, а Большому Динозавру стало очень, очень стыдно.
Потом он успокоился и захотел есть. Когда он пытался сорвать яблоко, он случайно уронил двенадцать пальм. Ему стало очень жалко пальм и так стыдно, что он даже немного уменьшился.
Потом он пошел попить к реке и там по неуклюжести чуть не утопил Чешуйчатого Плезиозавра. Плезиозавр побежал домой сушиться, а Большой Динозавр засовестился и опять уменьшился.
Когда он выпрямился, он случайно сбил Археоптерикса. Археоптерикс упал и очень ругался, а Большой Динозавр опять уменьшился от смущения.
Так он и ходил по свету, на всех наступал, стыдился и уменьшался, стыдился и уменьшался. Постепенно его стали звать сначала Не Очень Большим Динозавром, потом Маленьким Динозавром, потом просто Динозавром, потом Динозавриком.
А потом он стал до того маленьким, что было даже непонятно, есть ли у него лапки. Казалось, что у него только голова и хвост, и за это его прозвали Чер-Вя-Чок, что на динозаврячьем языке означает “Еле видно!”.
Тогда он поселился в яблоке (он с детства любил яблоки) и стал жить. И он всегда вдоволь ел, вдоволь пил и ни на кого, совершенно ни на кого больше не наступал. Вот так на свете появились червячки.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вт ноя 23, 2004 10:56 am 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Снежная лошадь
Микрюк спал, и снились ему снеговики.

Снег выпал недавно и лежал неровно, но все же его хватало, чтобы люди начали лепить снеговиков. И тут, и там у заборов и во дворах бодрствовали одинокие белые стражи, как правило, безоружные.
Во сне Микрюка они собрались в одном месте, и он был с ними, вертел головой и смотрел, как они сходятся в одно место, под фонарь, на яркий круг утоптанного снега.

— Итак, — сказал большой снеговик, которого остальные назвали Четверкой, потому что он был составлен не из трех, а из четырех чистых, крупных комьев, — итак, мы приступаем к тому, что не вышло в прошлом году.
— Что же это? Мы все забыли! Это старо, как прошлогодний снег! — ответил круг снеговиков. Кто-то взмахнул ветками-руками, кто-то высморкал морковку, и все затихли вновь, потому что Четверка подбоченился и стал еще более важным.
— Для этого мы и вызвали сюда Микрюка, — заявил он. — Люди никуда не исчезают летом, поэтому память у них немного получше. Ну-ка, Микрюк, скажи нам, какой дивный замысел мы так хотели воплотить прошлой жизнью, точнее, прошлой зимой?

Будь Микрюк взрослым, он стал бы скромно отвергать определение "дивный". Он промолчал на это, ведь он был Микрюком.
В прошлом году его микрюковость была сильнее на целый год, а в его возрасте год совсем не шутка. Но Микрюк помнил, потому что есть вещи, которые не прячет даже теплый туман раннего детства.
— Мы хотели лепить лошадку, — сказал Микрюк и потер краснеющий нос, — не сумели, потому что очень трудно сделать ноги.
— Вот, — сказал Четверка, — цель и смысл нашего собрания. Всем понятно?
— Вс-сем... — протянул чей-то гнусавый голос, и на круг вывалилось непонятное, серое существо. Снеговики замерли, как замерли бы мы, увидев урода.
С их точки зрения, это и был урод, потому что два сизых кома сидели друг на друге как попало, нос отсутствовал, а в голове, в самой макушке, торчало что-то узкое и прозрачное.
— Меня тоже сл-л-лепили, — проныл урод и обернулся к Микрюку, — н-но не ослепили... Вот я вижу, вижу все как ес-с-сть, и хочу быть лошадкой тож-же... Но не могу. Те, кто сл-лепил меня, всунули мне вот это в голову. С этим не пойдет. Б-бутылка.
— Я бы достал, — серьезно предложил Микрюк.
— Н-не выйдет, — сказал снеговик-урод и схватился за пивное горлышко, торчащее из макушки, — вживлено. Навеки. Н-ничего не поделать, останусь в сторонке... П-посижу вот тут.

А прочие снеговики принялись лепить лошадь. Для этого они разбегались и сшибались, как борцы, и из кучи снежных тел начинала проглядывать поднятая лошадиная голова, прямая, осененная белой гривой шея, спина, похожая на волну. Снеговики спешили, времени у них было — всего один микрюковский сон.
А Микрюк отвлекся от сна. Он подобрался к снеговику с бутылкой и размышлял, как справиться с напастью.
— Пойдем к нам. Дедушка что-нибудь придумает, — наконец сказал Микрюк. — У меня и санки есть, я тебя быстро отвезу.
— А что! И п-пойдем! — икнул урод и быстро поднялся.
Микрюк по-хозяйски посмотрел на возню по постройке лошади, запрягся в санки и оглянулся — серый снеговик уже сел и ковырял в глазу. Микрюк повез санки по снежной долине своего сна, и вскоре впереди показались яркие окна домов.
— Да! — всхлипнуло позади. — П-пускай так оно и будет, дед-душка так дедушка.
— Да ты не бойся, дедушка очень добрый!
— Да знаю я, что до-добрый, — сказал урод, — только ведь дедушки м-мерзнут быстро. Так что на улицу мы его з-звать не будем. Я к-к вам в дом пойду и там рас-стаю. Потому что снеговики тоже быстро т-тают, особенно, если котельная топит хорошо.
— Ой… не пойдем тогда, — спохватился Микрюк, напрочь забывший во сне о свойствах снеговиков.
— Да нет, п-пойдем! — бодро сказал снеговик. — А то что же мне, весь век с бу-бутылкой ходить? Да и лошадь без ме-меня никак не получится. Снег — в-вещь редкая.
Дом Микрюка появился быстро, будто только и ждал, что кто-то придет. Микрюк позвонил в дверь, услышал, как идет дедушка — тихий шорох, словно мышки возятся, обернулся на сани — и вдруг вынырнул из сна, даже воздуха не успел набрать.

За окном было черным-черно, и по всему видно, что холодно. Микрюк перелез через перильца кровати и пошел, продолжая сон, искать дедушку, хотя санок и урода больше не было.

Дедушка, кивая головой, смотрел в окно.
— Ты с кем говоришь? — спросил Микрюк, забрался на подоконник и увидел, что в черноте бушует пурга и снег вовсе не липкий.
— Снеговики не слепили лошадь, — пожаловался он.
— Разве не слепили? — дедушка покосился глазом на Микрюка. — Как это так?
— Один был с бутылкой.
— Был, так перестал. Видел я твою лошадь. Она только что мимо проскакала.
— А вот и нет. Если б проскакала, топот был бы, — взвесил Микрюк.
— От снежной лошади по снегу топот? — дедушка обернулся — наивность внука его рассмешила.
Улыбнулся и Микрюк. Но оба сразу же повернулись снова к окну, потому что по стеклу вдруг хлестнула жесткая, белоснежная, летучая грива и умчалась вдаль, бесшумно, как и прежде.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 16, 2005 12:50 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Антилопы

Антилопы скакали вдоль стены, отражая свет костра. Они неслись наискосок, верха к полу, и каждая спина была золотой, а каждое брюхо - черным. Старик смотрел на рисунок, двигая зрачками, но больше не говорил ни слова.
- Что, что было дальше, дедушка? Антилопы добежали до воды, куда же потом? И что сделал вождь людей?
Старик покачал головой.
- Уже поздно, пора спать, завтра будет про антилоп.
- Откуда дедушка все знает? Вот и про антилоп он говорит. А они появились тут давно.
Дети укладывались спать, рассуждая. Дедушка покинул их, вышел наружу и теперь бродил вдоль озера.

Действительно, антилопы появились очень давно. Раньше, чем дедушка решил привезти внука и его друзей к старым пещерам. Раньше, чем родился сам дедушка. Раньше, чем вырубили густые леса и открыли пещерные рисунки, сделанные в светлое и странное время детства человечества.
Кто-то нарисовал их на стене, не то поклоняясь им, не то привлекая их в засаду. Так говорили ученые, но дедушка и сам был ученым - оттого они и разбили лагерь в таком древнем и заповедном месте. Поэтому он рассказывал детям сказку, где антилопы бежали вдоль озера, почти тем же самым маршрутом, каким шел теперь он сам. Он рассказывал им, как древние люди оставляли друг другу знаки, и знаки эти были понятны даже тем, кто не владел языком, достаточно было лишь зорких глаз. Черты сотрутся, слова унесет ветер, но образ, написанный на камне, понятен всем и почти вечен. Так одно племя говорило другому о лучших местах охоты, так передавались знания об охотничьих тропах.
Дедушка размышлял над сказкой, какой она будет дальше. Он описал жизнь древних людей, прекрасно изображал, как они говорят ("Пойди вдоль озера, принеси воды! - Я боюсь, отец! - Кто боится, ты или антилопа внутри тебя?"), рассказал своим внимательным слушателям о том, как неслись антилопы к месту последней засады, чтобы обеспечить племя мясом и теплом на всю долгую зиму, как прыгали в озеро и поднимали рога к луне. Это виделось ему в рисунке древнего художника. Дальше он рассказывать не хотел.
- Антилопа внутри меня возражает.
С этим ничего нельзя поделать, думал дедушка. Спокойная вода была похожа на черный лед, и от нее веяло осенними листьями - листьями цвета антилопы, цвета теплой шкуры. Завтра внук и его друзья потребуют продолжения сказки, но детям нельзя знать о том, о чем взрослые сами молчат.

К полуночи он уснул, приткнувшись рядом с маленькими путешественниками. И вот что ему снилось.

Он выходит на берег, и поднимает рога, и чувствует все запахи, которые идут от воды и от леса. Слышит шум: это бегут десятки ног. Сквозь синие ветви, не знающие дождя, появляются странные огненные тени. Охотники! Старый вожак оглядывается на стадо: блестят в темноте глаза, как тихие волны на озере. Он дает знать, и стадо делает рывок – и уже пуст берег. Вожак останавливается на секунду и видит, что тени людей не ускорились. Так же медленно и осторожно выходят они к черной воде. Зачем? Антилоп больше нет; никто не утонет в озере, никто не сломает ног, никто не будет убит этой ночью.
Но люди идут торжественно, и вожак вдруг видит, что на них надеты венки из листьев, а потом слышит песню. Люди выходят на берег и протягивают к вожаку руки, и эти руки пусты. Старый зверь хочет отпрянуть, но идет вперед, до тех пор, пока его нос не утыкается в руки человеческого вожака. Краем уха он слышит легкую поступь – все антилопы здесь, они ждут. Люди садятся на антилоп, и вожак с гордостью выступает, неся на себе самого главного человека. Ноги вожака легки, он ускоряет темп, и золотисто-черные тени все быстрее несутся через лес, невесомые, как дым, стремительные, как облака. Лес расступается, синева ветвей растворяется в черноте неба – и старик просыпается, и видит рисунок на стене пещеры, и улыбается в кромешной тьме.
Окончание его сказки плыло, как облако над луной, серебрилось, как его борода. Антилопы скакали по стене, сверкая золотыми спинами, обгоняя друг друга, потому что дружба древнее вражды.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср мар 16, 2005 12:51 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
ой, меня на дедушках заглючило...

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт июн 09, 2005 6:57 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Свинья и Мудрец

- Вечереет...
Свинья закрыла маленькие глаза, довольно хрюкнула, втягивая воздух.
- Вечереет, - согласился Мудрец, - а спора мы не начали. Ты все время уворачиваешься!
Круглая Свинья хрюкнула.
- Смотри, Свинья, сама природа на моей стороне, - продолжал Мудрец, - не будешь же ты спорить с природой. Видишь, длинные тени падают на землю, но тень нельзя отделить от земли.
- Я пойду, и тень пойдет со мной, а земля останется, - сказала Свинья неторопливо.
- Не в этом дело! На землю должны, обязательно должны ложиться тени! Тень - это обратная сторона света, одно без другого не существует.
- Но что же тогда будет в полдень или в полночь?
Солнце горело алым огнем, уши Свиньи полыхали на просвет, как рубин.
- Опять ты не по делу, - возразил терпеливый Мудрец, - это же метафоры. Надо смотреть шире и глубже, и тогда можно понять, что одно явление, в сущности, ничем не отличается от другого.
- Холод это холод, а жара это жара, - сказала Свинья.
- Но на самом деле это лишь разные стороны одного явления - изменения температуры.
- Не понимаю, - сказала Свинья почти обиженно, - одно дело когда мерзнешь, другое дело когда жарко. Я-то знаю! И с едой тоже, ешь ведь внутрь, а не наружу!
- А на самом деле.. Понимаешь, где начало, там и конец. Где плюс, там и минус. Добро и зло, холод и зной, сытость и голод относительны, ибо они переходят друг в друга, как все в природе. Есть грань, за которой добро становится злом, а зло - добром, одно становится другим. Это все природные процессы.
- То есть, - воспрянула Свинья, - если долго-долго не есть, в конце концов станешь сытым?
- Да тьфу! Опять про еду! - вспылил Мудрец.
Солнце незаметно скрылось.
- Как ты не понимаешь, разве это трудно? Все различия бинарны, а значит, взаимозаменяемы, - бомбил Свинью учеными словами Мудрец, - в глубоком смысле слова мужчина не отличается от женщины, куколка от бабочки, зима от лета...
Он раскрыл рот, тяжело задышал. Он набрал воздуха и сказал:
- В глубоком смысле слова, человек ничем не отличается от свиньи!
- Что-о-о? - Свинья вскочила, пристально вглядываясь в темноту, в лицо Мудреца, - ну уж нет, благодарю покорно!
И галопом сбежала с сереющего холма.

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт июн 09, 2005 9:52 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Вт янв 25, 2005 1:02 pm
Сообщения: 8
Мяу раньше это говорила и повторю снова: превосходно Smile Очень красивый слог, уникальные идеи и воплощение. Особенно первые два рассказа и "Снежная лошадь" Very Happy

_________________
И крыльев плащ, истрепанный в беде,
Опять тоскует по ночным ветрам.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср июн 15, 2005 1:22 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Ой, спасибо!!! Спасибо, Шэдоу! Очень приятно!!!
Так, а мальчик в "Море" умер или нет? (это опрос)

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Пн сен 05, 2005 12:07 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 08, 2004 7:53 pm
Сообщения: 4300
Откуда: Dirty Old Town
Механик с Островов

- Правда же, правда же, у вас там все говорящие! Да? Скажи им, Космач.
- Да!
- Врете вы все!
- А ты посмотри на нашего Космача. Там все звери такие! И одежда у всех, да?…
- Да! Вот такая!
Обрывки комбинезона передаются из одних грязноватых тонких рук в другие. Даже футбольный мяч забыт. Несколько мальчишек гладят меня по лапам.

---------

Правда, у нас все звери одетые и говорящие. И ходят, как люди. У нас – это на Островах. Там я и родился. Там я вырос. Как и у всех щенков, у меня была мечта. Толком я не мог сказать, какая она: это все было как-то неопределенно, ну вот мечта выполнить мечту, и все тут. Так я выучился на механика, а это было долго, так я попал на самый лучший Остров, в Центр. Между прочим, когда опять начались Исчезновения, я первый это увидел, потому что из моего гаража как раз машина и пропала. И в ней начальство. Но меня даже не ругали, а начальство вернулось потом. Они рассказали, что в мире людей по-прежнему ничего хорошего.
Жил я долго и славно. Меня ценили. Про мечту я всегда помнил, и это помогало мне всегда быть одним из самых лучших механиков. Мне все казалось, что мечта крутится, как листья по земле, как раз где-то у ног победителей. Но разглядеть я ее так и не мог.
Потом – известное дело. Все та же стоянка Центра, огромная радуга на небе, а я, зазевавшись, споткнулся, и вместо разноцветных небес увидел серость и черноту. После я понял, что это и есть Исчезновение, и что я попал в мир людей, где нет ничего хорошего.

Ничего хорошего для меня и не было, и гнаться уже было не за чем. Сначала я бродил в лесах, но однажды вышел на край деревни и увидел, как ко мне осторожно подходит человеческий ребенок. Он протянул ко мне руку.

-----------

- Ребя! Здорово! А правда, что и кошки говорящие есть? И лисы?… И обезьяны! Ну, как в сказке! Расскажи еще, Космач!
Кажется, их радость обо мне была похожа на радость встречи. Они принесли мне книжки, где были сказки про говорящих животных, и картинки, где были нарисованы подобные мне. Они смеялись над моей неуклюжей походкой и над тем, что я не умею лаять, но они были счастливы от того, что я с ними.

И я остался с ними. Я не нашел своей мечты, но я сам стал мечтой. Что может быть лучше?

_________________
Давайте без прелюдий! Дабл виски!

But if you're looking for the unicorns, don't be forlorn,
The second star to the right and straight on until morning.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 111 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 8  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2



Перейти:  
cron