Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Пт авг 08, 2008 9:19 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср июл 30, 2008 9:10 am
Сообщения: 22
Откуда: Вьетнам
Скромно предлагаю вам оценить первую главу из моего трехсотстраничного (в обозримом будущем) "романа"... Я решил не предварять его длинными втупительными речами, оставив вам полную свободу восприятия...


ВЕЧНЫЙ РЫЦАРЬ

Псевдоэпическая трилогия в четырех частях

Часть I

"Толковый выпускник"

В которой рассказывается о том, сколько хлопот может доставить одна небольшая и, казалось бы, незначительная вещица

Глава I

Происшествие в «Веселом гноме»

К таверне «Веселый гном», что уютно распложалась на краю скучной деревеньки «Малые лесопилы», ровно по полудни со стороны Арановых гор явился престранный субъект. Субъект шел пешком, хотя ближайшее поселение в горах находилось в нескольких днях конного пути, но субъекта это, похоже, нисколько не смущало, так как шел он довольно бодро и даже пару раз кому-то улыбнулся. Это был молодой человек нагловатого вида, лет эдак двадцати пяти, одетый в красную пыльную мантию с золотистой оторочкой, на бедре у него висел длинный клинок в красивых ножнах, а в руке он держал длинную палку, на которую деловито опирался при ходьбе, на спине его висел небольшой кожаный походный ранец. Шел он уверенно, взгляд его был уверенным, всем своим видом он производил впечатление крайне самоуверенного человека. Незнакомец с презрением поглядывал на деревенских, которые шныряли вокруг одним лишь им известным делам. Его взгляд, казалось, задерживался лишь на молодых, полных истинной природной красоты, селянках, да и то, не дольше чем на одно мгновение. Здешняя архитектура, с её непременными покосившимися домиками, резными оконцами да неровными заборами, его так же не вовсе вдохновляла. Деревенские, в свою очередь, смотрели на пришельца с плохо скрываемым недоверием, а то и с явной враждебностью, ведь они привыкли видеть идущими с севера скорее врагов, нежели друзей. Некоторые не на шутку встревожились и даже на всякий случай потянулись к чему-нибудь тяжелому и травмоопасному - мало ли чего случиться? Одним лишь детям было абсолютно неинтересно, откуда он появился, и что можно и нужно было от него ожидать. Намного интереснее было рассматривать его диковинный, чем-то похожий на мамино платье, наряд, да покоящийся в ножнах клинок. Самые решительные даже осмелились приблизиться к нему, дабы лично убедиться, что меч у него самый, что ни на есть настоящий, но были тут же оттянуты назад, заботливыми родителями. Как и большинство жителей «Малых лесопилов» Вален Кац, старый пьяница, и в прошлом славный охотник, было довольно удивлен появлению чужака, ибо старик прекрасно знал о расстоянии между населенными пунктами. Как бы отвечая на недоумение почтенного завсегдатая «Веселого гнома» незнакомец наградил его надменным взглядом и даже не поздоровавшись, молча распахнул дверь и вошел внутрь таверны, где его взору открылось убранство «гнома» во всем его великолепии…
Просторная комната, утопающая в смрадном полумраке, была неровно оклеена обоями радикально желтого цвета, богато украшена скупой деревянной резьбой криворукого мастера и обставлена соответствующей мебелью. За несколькими столами сидели постояльцы и гости таверны. Многие из них были уже изрядно пьяны и несли в беседах друг с другом всяческую околесицу, обычно приводящую к драке, другие – мирно спали, прямо за столами, уткнувшись лицом в салат или другое блюдо. Иные же, несмотря на все выпитое вчера по случаю праздника урожая, чувствовали себя достаточно бодро и даже могли смотреть прямо. В углу сидела группа крестьян и пыталась догнать остальных, доводя себя до правильной кондиции с помощью крепкого вина. В противоположном углу за столом сидел весьма улыбчивый гоблин, выглядел он на фоне остальных «огурцом» и не только из-за своего цвета кожи, но и потому что не имел никакого понятия о празднике. Судя по всему, он приехал совсем недавно. На него никто не обращал особого внимания, здешний люд давно привык к визитам зеленокожих в эти края. Сюда они приезжали в основном ради торговли. Жмурясь словно кот, гоблин поглядывал то на напитки и яства у себя на столе, то на «официантку», вовремя подносящую новые порции вина добрым селянам, и изредка поцокивал.
Отдельно стоит сказать об этой самой «официантке» - она представляла собой толстую женщину средних лет, своей формой сильно напоминающей бочку. Она, быстро семеня маленькими толстыми ножками, с неимоверной для её веса скоростью, носилась между столами, разнося заказы. Порой, когда она приближалась к дверному проёму в кухню, неопытному посетителю казалось, что она обязательно в нем застрянет, но этого не происходило и «официантка» чудесным образом проскальзывала внутрь.
Именно такую картину наблюдал наш престранный незнакомец, войдя в сей славный приют веселья и радости. Сделав несколько шагов по громко скрипящему полу и чуть было, не споткнувшись о валяющегося на полу фермера, пришелец сделал для себя мысленный вывод: «Дыра». Посетители, впрочем, нисколько не разделяли его мнения, считая таверну лучшим местом в мире. Незнакомец прошествовал по гостиной, направляясь к предполагаемому хозяину сего заведения, и не без радости для себя отметил, что здесь на него никто не обращал особого внимания. Предполагаемый хозяин стоял за грязной барной стойкой, работы выше указанного мастера, и, надо заметить что, ни ростом, ни выражением лица он совершенно не соответствовал названию заведения. Это был высокорослый широкоплечий мужчина лет пятидесяти с увесистым животом и довольно худым лицом. На лице его отчетливо читалось примерно следующие: «как же меня достали все эти дебилы…». Звали хозяина «Веселого гнома» Орнс Кайпичус. Орнс был человеком хмурым и грубым, посему было совершенно непонятно, как он мог владеть таверной.
- Мне нужна комната на одну ночь. Я долго шел, хочу отдохнуть… - заговорил незнакомец нагловатым и слегка подхриповатым голосом, глядя прямо в глаза хозяину таверны.
- Замечательно… и что теперь? – грубо, по своему обыкновению, ответил Кайпичус, при этом, скорчив такую мину, как будто это его совершенно не касалось.
Надо заметить, что при разговоре свет попал на нашего незнакомца, поэтому Кайпичус смог его полностью рассмотреть. Хозяин лицезрел молодого человека роста не слишком высокого и не слишком маленького, крепкого телосложения, но при этом достаточно стройного. Лицо его можно было даже назвать красивым: правильные черты, выразительные голубые глаза, ровные губы, прямой нос. Каштановые слегка вьющиеся волосы его были зачесаны назад и венчались небольшим хвостиком на затылке. Присутствовали так же, явные признаки хронической «легкой небритости». Глаза его, как уже было сказано выше, были выразительны, но выражали, как и вся физиономия его лишь безмерную бездну наглости и самолюбия. «Моральный урод» - заключил не в меру мудрый, тонкий знаток человеческой психологии, Орнс Кайпичус.
«А сам-то кто?» подумал «моральный урод», и заговорил разгорячено:
- А теперь, то, что ты должен меня обслужить! Кажется, именно в этом и состоит твоя работа?
-Че орешь? Ща обслужим вас! Ишь, разорался! – прокричал в ответ знаток человеческой психологии и хамло по совместительству, - Ларик! Тащись сюда дурень! Проводи господина наверх, в комнаты!
При слове Ларик из кухни выбежал маленький кривоногий, но очень шустрый старикашка. Выбежав, он сразу же завертелся в поисках нового постояльца, так как был слегка подслеповат (все-таки возраст). Кайпичус состроил недовольную мину. Ларик еще несколько времени повертевшись, наконец, обнаружил, спрятавшегося постояльца, и широко улыбнувшись ртом лишь с половиной зубного состава, поклонился гостю, практически коснувшись головой пола. Никто из постояльцев и гостей таверны не обратил ровным счетом никакого внимания на бойкого старикашку, лишь гоблин негромко цокнул, увидев его.
- Извольте представиться и оплатить комнату. – Теперь уже не громко, но все так же грубо сказал Орнс Кайпичус.
- Вот, - сказал незнакомец, брезгливо бросив пару монет на стойку – надеюсь, этого будет достаточно, - И, положив еще пару монет – добавил, - а это за конфиденциальность…
- И, правда, зачем мне ваше имя! – молвил Кайпичус, загребая монеты своими ручищами, - следуйте за ним! – добавил он, указывая на Ларика.
- П’ошу за мной! – выпалил визгливо Ларик и, не успев сказать это, быстро и ловко запрыгал по ступенькам.
Гость несколько удивленный поведением маленького чуда не растерялся и последовал вслед за Лариком наверх. Хозяин таверны же успел наградить гостя, одной из тех странных улыбок, что могут состроить на своей физиономии лишь представители сферы услуг. Обычно после таких мимических экзерсисов не знаешь, как чувствовать себя: почтённым или оскорбленным?
- Желаю приятного отдыха!- соврал им вслед грубый хозяин таверны. «От таких ребят как он всегда одни неприятности. Ох, плохо это все может кончиться. Или ложки серебряные украдет или чего еще похуже…» - подумал тонкий знаток человеческой психологии, хамло по совместительству и настоящий провидец Орнс Кайпичус.
«Веселый шалун» (так решил про себя звать Ларика наш незнакомец) пританцовывая, бежал впереди пришельца по узкому, оклеенному все теми же желтыми обоями, коридору. Дойдя то единственной пустой комнаты в таверне, хотя карманов у него и не было, Ларик вынул откуда-то ключ, и отворил дверь. Непрерывно тряся головой в поклонах, он галантным жестом пригласил гостя внутрь. Убранство комнаты в полной мере отвечало высоким стандартам «Веселого гнома» и представляло собой следующее: бедная старая мебель, выглядящая особенно жалкой на фоне вездесущих желтых обоев, была скупо расставлена по комнате в составе одной кровати, табуретки и подозрительно кривой тумбочки. Крошечное окошечко, расположенное над кроватью, было грязным до предела и почти не пропускало дневной свет, радовало лишь одно – воздух в комнате не был таким затхлым, как в других помещениях, да еще белье, к великому счастью постояльца, оказалось свежим. Тем не менее, похоже, что наш престранный субъект остался вполне доволен обстановкой. Бросив на кровать свой кожаный ранец, и получив от Ларика ключ, он вручил ему монетку. Обрадованный столь ценным подарком, старичок, непрерывно кланяясь, начал пятится к выходу, пока таким вот странным образом не вышел из комнаты и, подпрыгнув, скрылся в неизвестном направлении. Что делал наш престранный незнакомец, после того как закрылся в комнате точно неизвестно, известно лишь то, что кто-то из постояльцев сумел расслышать шепот нового гостя и шелест книжных страниц…
Гунэк Шагурпт, тем времен, сидел за своим столом и был вполне доволен жизнью. Решительно все, что происходило с ним за последнее время, приносило ему только выгоду, и, как следствие, радость. Известный гоблинский инженер и проныра, он – Гунэк, сумел добиться подписания контракта с самим лордом Де’Ларнессом! Да, работа не сахар – проектирование новой канализации, но ему ли привыкать? Главное, какие открываются перспективы! Через этого самого лорда, он – Гунэк, сможет выйти на новые, ещё более выгодные контракты! Да, решительно все радовало гоблина. Его не смущал даже тот факт, что пришлось остановиться на полпути именно в этой занюханной таверне, ведь он же все-таки подсунул этому тупому грубияну Кайпичусу фальшивые деньги, и теперь ел и пил нахаляву. Более того, Шагурпту не доставляли никого неудобство орущие и, временами, дерущиеся, пьяные фермеры, ведь он уже успел обыграть их в кости, что, надо заметить, было довольно просто сделать для опытного шулера.
Сочетая в себе острый, цепкий ум, с известной долей коварства, и мошеннические замашки, Гунэк, оставаясь талантливым, в меру честным инженером, просто не мог не обманывать. Это была его «маленькая слабость». И сейчас он, наслаждаясь вином, глядел на довольно симпатичную, по его мнению «официантку», которая грозилась вот-вот поколотить какого-то бедолагу и слегка прицокивал, думая о том, что жизнь его стала налаживаться. Но внезапно в голову его пришли две довольно тревожные мысли. И если первая, при этом, была довольно приятной и касалась того, как бы получше обдурить нового постояльца, то вторая была действительно тревожной. Гоблин подумал: «А что если все мои успехи, вдруг уравновесятся какой-нибудь гадостью? Мол, полоса белая, полоса черная?», но затем быстро прогнал эту мысль, как вздорную и вплотную занялся первой. Гоблин медленно опустошил еще один стакан вина и негромко цокнул, представляя себе, как он обманет этого незнакомца. Да, Гунэк Шагурпт был вполне доволен жизнью.
А между тем время не стояло на месте и довольно скоро стало темнеть. Видя это многие, слегка перебравшие фермеры, стали расходиться по домам, хотя не меньшее число селян осталось праздновать дальше.
И даже когда не в меру улыбчивый, уже довольно сильно пьяный, гоблин отправился наверх и маленький старый Ларик отбыл на ночлег в свой сарай, веселье в самом «Веселом гноме» и не думало стихать, более того оно лишь набирало силу. Вместо ушедших селян в трактир при таверне прибыли относительно трезвые, вернувшиеся с дневной смены, лесорубы, а значит, работы у персонала прибавилось. Не то что «официантке», самому Орнсу Кайпичусу пришлось побегать, разнося заказы. Хозяина таверны достали все эти «весельчаки», но денежные барыши перекрывали его негодование. Теперь можно было констатировать – денек для «веселого гнома» выдался довольно насыщенный, и предстояла не менее насыщенная ночка.
Бывший охотник и пьяница Вален Кац, находился на своем любимом месте, а именно – сидел на скамейке у окна таверны. Весь день он провел в поисках новых сапожек для дочери и теперь, будучи вполне доволен собой, так как достал их, позволил себе немного расслабиться. Удивительно, но именно с этого самого места открывался прекраснейший вид на долину «Ледяной ручей» и предгорья Арановых гор. Темный, сине-зеленый сосновый лес был ярко освещен светом полной луны и, особенно ярких в эту ночь, звезд. Обычно выглядящие несколько агрессивно, высокие деревья выглядели теперь значительно дружелюбнее, они как будто приглашали старого охотника побродить по залитым серебряным светом полянам, напоминая ему о молодости. Далекие Арановы горы, казалось, почти доставали высокими сияющими заснеженными пиками до самой царицы ночей. Кац переводил взгляд то на дурманящий лик луны, то на дружелюбный лес, то на зовущие в дальние странствия горы и улыбался. На какой-то момент, он, подобно юнцу, ощутил счастье от осознания того, в каких дивных местах ему было суждено родиться, у него появилось ощущение, что жить можно по-другому, жить счастливо… Бросить уже наконец пить, на этот раз окончательно… Посетить могилу давно умершей любимой жены… Заняться в конце концов дочерью, попытаться помочь ей устроить жизнь…
Но размышления Валена были прерваны доносившимся из таверны шумом. В поисках его источника Кац заглянул в окно любимого заведения и обнаружил там некоторый хаос. Хаос заключался в том, что Дорати (имя «официантки»), очевидно за неприличное поведение, била головой об стол одного из лесорубов, другие же гости при этом довольно громко орали, либо, совсем уж не прилично ржали. При виде сего знатного зрелища Вален так же довольно громко расхохотался, за одно вспоминая свои славные попойки. Через некоторое время, уже достаточно уставшая Дорати, прекратила свои разрушительные действия, и публика постепенно успокоилась, а старый охотник вернулся к размышлениям о жизни.
Тем временем, возможно под влиянием хмеля, Гунэка Шагурпта потянуло на приключения. И вскоре он уже поднимался по лестнице, вознамерившись воплотить в жизнь свой гениальный план по одурачиванию нового постояльца. Так как любезному читателю уже известно о состоянии уважаемого гоблинского инженера, он с легкостью может судить об этой самой «гениальности» его плана. А заключалась она в следующем: используя свои обширные познания в азартных играх, гоблин планировал втянуть незнакомца в одну из них, и, применив жульничество, обыграть несчастного. Но наш гоблин совершенно ничего не знал ни о том, что пришелец сам отлично знаком со всеми видами азартных игр, ни о том насколько прозорлив был новый гость «веселого гнома», и как отлично умел он манипулировать чужими слабостями в своих целях. Гоблин шатаясь и шаркая, доковылял таки то предполагаемого места обитания жертвы и негромко постучал в дверь. Человек в красной мантии отворил её и устремил свой надменный взор на незваного гостя.
- Хай! – выдавил Гунэк.
- Ну, привет… - ответил без интереса незнакомец, оценивающе осматривая зеленокожего проектировщика канализаций. Гунэк занялся примерно тем же, и, слегка прищурясь, пристально посмотрел в лицо незнакомцу.
Гоблин, хоть и был пьян, но сноровки не потерял и сразу же усмотрел в глазах жертвы некий огонек – из чего сделал вывод, что пришел точно по адресу, ведь это был огонек азарта.
- Не откажетесь ли Вы от партии в карты? – слащаво-вежливо осведомился гоблин, при этом притворно и довольно противно улыбаясь.
Как раз в этот момент незнакомец сам закончил изучение гостя и, надо заметить, именно этот тон и эта улыбка многое сказали ему о гоблине. Он вежливо улыбнулся в ответ и кивнул, жестом приглашая Гунэка внутрь. Нисколько не встревоженный тем, что его предложение приняли вот так вот сразу, инженер лишь подивился своей гениальности и неспешно прошел в комнату, всерьез намереваясь обобрать несчастного дурачка. Жаль, что он не видел в этот момент улыбки, игравшей на лице его жертвы, иначе непременно встревожился бы.
«Ты-то мне как раз и нужен!» - подумал незнакомец, снисходительно глядя на гоблина-инженера, а сам предложил ему сесть. Гунэк уселся на табуретку, как раз напротив незнакомца, разместившегося на кровати. Предложив играть в вист, инженер, начал прикидывать какую бы ставку ему сделать. Но незнакомец его опередил, быстро заговорив хрипловатым голосом:
- Только прошу, не надо мелочится, играть - так играть! У меня мало времени, поэтому сыграем лишь одну партию, без какой либо возможности отыграться. Ставки предлагаю сделать максимально высокие.
- Знаете, мне нравиться ваш деловой подход... Не имею чести быть представленным… - отчетливо проговорил в ответ гоблин. К сведению читателя стоит отметить, что в отличие от других, Гунэк, когда напивался, начинал говорить чрезвычайно вежливо.
- Меня, зовут Гунэк Шагурпт, - продолжал свою речь инженер, протягивая незнакомцу жилистую зеленую руку для рукопожатия. Незнакомец принял её и заговорил отрывисто:
- Очень приятно. Ты можешь звать меня Лис. Я предлагаю вместо ставок - пари. Выиграю я - ты выполнишь для меня одно поручение, выиграешь ты - я отдам тебе все свои деньги, а их, поверь, у меня не мало, - сказав сие, Лис в качестве подтверждения потряс увесистым кошельком и подмигнул левым глазом.
- Пари? Одна партия? Все деньги? Хм… - отвечал гоблин, начавший подозревать какой-то подвох во всем этом, - но какое ещё поручение?
«Лисом его называть... хм странный типчик. Имя сказать жалко? Конспиратор? Ну и ладно - так намного удобнее! Когда ты, мой хитрый друг, немного позже прибежишь к страже оря, что-то типа «Я Васисуалий Пупкин, меня шарлатанским и совершенно бесстыдным образом обворовал этот красивый, умный и талантливый гоблин, славный инженер, Гунек Шагурпт!», я просто скажу, что никого с таким именем никогда не знал! Ха-ха!» - Подумал инженер и тихонько хохотнул. Даже если этот «Лис» его и услышал, то не придал этому никакого значения.
- Пусть это будет для тебя сюрпризом. Ну, так как согласен? – молвил в ответ Лис-незнакомец, почему-то опасливо при этом, озираясь, будто ожидал чего-то опасного, смертельно опасного…
- Заманчивое предложеньеце, - констатировал Гунэк, ещё больше настораживаясь.
- Согласен или нет? – настаивал Лис
На Гунэка все ещё продолжал действовать алкогольный эффект, поэтому вместо того чтобы взвесить все за и против принятия сомнительного предложения, он, молча и как-то по-дурацки улыбаясь, кивнул.
- Ну и замечательно! – тихо воскликнул Лис.
Они начали партию. Игра проходила быстро, фатально быстро для гоблина. Как только ему начинало казаться, что его ход окажется успешным, и даже приведет его к победе, Лис, каким-то чудесным образом, проводил такие ходы, что очень быстро сводил все надежды инженера на нет. Довольно быстро игра была окончена. Гоблин с разинутым, от удивления, ртом ошарашено смотрел на свою жертву. Он просто не мог поверить, что какой-то там человек так просто и так быстро обыграл аса шулерства. Более того, гоблин толком-то и помошенничать не успел, как все было кончено. Ему оставалось лишь списывать все на проклятое опьянение.
- Игра – есть игра! И теперь, ты, мой зеленый друг, выполнишь мое поручение, и притом немедленно – быстро заговорил Лис, не обращая внимания на шоковое состояние мастера азартных игр.
- Л-ладно… Ты ведь п-победил! В-выкладывай! – заикаясь, промолвил Гунэк.
- Ты немедленно, то есть сию же секунду, собираешь свои манатки и отправляешься доставлять эту посылку в замок Стилгард, магу Ограйлу… - настойчиво и даже грозно заговорил Лис, протягивая гоблину небольшую кожаную сумку.
- Как, прямо сейчас? – вопрошал тот, принимая и перевешивая её через плечо.
- Да, черт побери, немедленно! – занервничал новый постоялец, - и не открывай её, понял?
- Да понял, понял. Уговор есть уговор, все равно мне здесь не нравилось… - сказал Гунэк, негромко цокнув, и вышел из комнаты Лиса.
- Желаю удачи, - сказал вдогонку тот.
Пока шла сия замечательная игра наступила уже настоящая ночь. Веселье в таверне потихоньку начинало спадать, посему Орнс Кайпичус позволил себе немного расслабиться и пропустить пару кружечек ароматного эля, даже Дорати, носившаяся весь день, теперь спокойно сидела на стульчике, который негромко и жалобно трещал под её весом и попивала свежий самогон. Гости вели себя значительно спокойнее и дрались теперь редко и как-то по-ласковому. Никто не вопил истошным голосом, прося еще вина, никто не донимал персонал таверны с бесконечным приставанием, более того, никто даже не храпел так громко, как раньше, словом, наконец-то наступил относительный покой.
Даже Вален Кац успокоился и умиротворенно уснул прямо на своей любимой лавочке, убаюканный тишиной ночи и собственными светлыми мыслями. Ему снился прекрасный, наполненный светом добра, сон. Ему снилось, что он одетый в сияющие розовые одежды, радостно прыгал по залитым золотистым сиянием небесам. Ему снилось, что в руках у него была золотая арфа, и хотя он никогда не видел, как она выглядит, он знал наверняка, что это была именно арфа. Он перепрыгивал с облака на облако переполняемый счастьем. И, возможно, скакал бы он по ним ещё долго, если бы его не разбудили. Проснулся он оттого, что какой-то гоблин громко хлопнул дверью, выходя из таверны, непрерывно говоря что-то о «проигрыше», «деньгах» и «проклятом алкоголе». Гоблин, экипированный парой сумок, одна из которых была переброшена через его плечо, поспешил к припаркованному неподалеку ослику и, усевшись на него, отправился по дороге на юг, бормоча что-то при этом.
Старый охотник провожал взглядом, разбудившего его зеленокожего, до тех пор, пока гордый наездник ослика не скрылся за ближайшим поворотом. Затем он вновь попытался заснуть, дабы снова предаться увлекательнейшему прыганью по облачкам, но ему снова помешали. Помешал ему громкий стук копыт, приближавшихся с севера всадников. Их было трое и, на опытный глаз охотника, было видно, что скакало трио уже давно и издалека, причем скакало в спешке. Завидев таверну, первый из всадников вскинул вверх руку и крикнул что-то по-амерейски, по-видимому, призывая остальных остановиться. Вся троица перешла на шаг и остановилась перед «Веселым гномом». В ярком лунном свете, Вален сумел разглядеть всадников. Двое из них, те, что стояли поближе, были облачены в черные, с фиолетовой подбивкой мантии и держали в руках, украшенные резьбой посохи из черного дерева, третий, что стоял чуть поодаль носил черные рунные доспехи, и плащ, так же черного цвета. У всех троих были надеты капюшоны, так, что охотник не мог разглядеть их лиц.
Первый из всадников пристально посмотрел на Каца. Мороз пошел по коже охотника от этого взгляда черных глаз. Возможно, почувствовав страх Валена, всадник едва заметно улыбнулся.
- Не скажешь ли, добрый человек, не заходил ли в эту таверну, в последнее время, какой-нибудь странный тип? – чуть гнусавящим голосом вопросил всадник, без особого старания изображая вежливый тон.
- Так точно, много тута таких шляется… Вот недавно гоблин пожаловал, а потом еще один – человек в красной мантии, с мечем… - залепетал в ответ Вален Кац, все больше наполняясь страхом перед этим трио.
- Чудно! Ты сказал как раз то, что я хотел знать! Этот человек ещё в таверне? – спросил гнусавящий тип.
- О да, он там, прибыл еще в полдень, я сам видел…- ответствовал старый охотник, почему-то вспомнив при этом о золотистых, подернутых розовым сиянием небесах и певучей арфе (и как раз вовремя).
- Отлично, - прогнусавил всадник и, повернувшись к своим товарищам, удовлетворенно хмыкнул.
Затем всадник, только что говоривший с ним повернулся к другому, так же одетому в мантию и заговорил с ним по-амерейски. Они перебросились парой фраз. Из интонаций старый охотник понял, что второй всадник о чем-то спрашивал первого, и очевидно получив желаемые ответы, кивнул. Затем гнусавый обратился к третьему своему компаньону, опять же на амерейском. Уже из одной интонации стало очевидно, что первый отдал человеку в доспехах какой-то приказ.
Далее старый охотник, будучи окончательно охвачен каким-то диким страхом, наблюдал, как третий всадник ловко спрыгнул с лошади и быстро зашагал в его сторону. Он не то, что крикнуть даже пошевелиться не успел, как воин резко извлек из ножен длинный, широкий, украшенный рунами клинок и молниеносно опустил ледяное лезвие на шею Валена. Голова бедного охотника отлета в сторону, а воин с окровавленным клинком шагнул к двери таверны, он с силой ударил её ногой, выбив несчастную начисто вместе с петлями.
Двое других спешились. «Веселый гном» доживал свои последние минуты…

_________________
Luke do not use The Force - try to think!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс авг 17, 2008 7:43 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср июл 30, 2008 9:10 am
Сообщения: 22
Откуда: Вьетнам
Господа cтрастно хотелось бы знать ваше мнение, просто ради того чтобы понять следует ли выкладывать ещё...

_________________
Luke do not use The Force - try to think!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Чт авг 28, 2008 1:35 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср июл 30, 2008 9:10 am
Сообщения: 22
Откуда: Вьетнам
Вторая глава, будет ещё и третья... возможно...


Глава II

Тревожные известия с севера

Герцог Карл Франц Иосиф дер Бирккоф фон Векеннвалльт Де’Ларнесс не любил рано вставать. Вообще он мало что любил и в последние несколько лет был особенно привередлив. Но особенно не любил он рано вставать, хотя и вел относительно здоровый образ жизни, и всю нелюбовь свою лорд обычно вымещал на том, кому выпало счастье его будить. На этот раз счастье выпало пажу лорда по имени Николя. После того, как сей несчастный паж, распахнул шторы, впустив тем самым в просторную, уставленную шикарной мебелью комнату лорда, яркий утренний свет, он был вынужден немедленно начать убегать в сторону двери, уварачиваясь от увесистых ночных туфлей Де’Ларнесса, которые тот довольно прицельно в него метал. Успев все-таки выбежать из комнаты герцога и спрятаться за дверью, Николя четко расслышал с какой мощью туфля, нацеленная в пажа, ударилась об нее. Затем он услышал голос господина, зовущего его войти в комнату. Питая слабую надежду в том, что лорд уже успокоился, Николя робко приоткрыл дверь, чтобы немедленно получить туфлей прямо в лоб.
- За каким чертом, ты Николя, будишь меня в такую рань?! – осведомился господин своим раскатистым басом у слуги, - А? Чего молчишь?!
Несколько робкий от природы Николя стоял в нерешительности, держась за ушибленное место, и не мог вымолвить ни слова. Так продолжалось некоторое время, видимо под пристальным, тяжелым взглядом герцога, Николя впал в ступор (стоит отметить в скобках, что это было с ним уже не впервые). Но, наконец, набравшись решимости, паж вышел из ступора и заговорил:
- Я разбудил Вас, мой лорд, с тем, чтобы сообщать вам прениприятнейшее известие… - начал паж издалека, затем осекся, но, придя в себя, продолжил, - Вас срочно вызывает глава земельной управы, у них там опять что-то стряслось.
- Неужели… у них там всегда черт знает, что твориться! – разгорячился лорд.
Любезному читателю может показаться, что лорд несколько переборщил в своем негодовании, но смею тебя заверить, мой друг, что это была правда, чистая, словно слеза девственной эльфийки из древнего, затеренняного в бескрайнем Эринорском лесу храма богини Анэсии. Практически все время, с того самого момента, как наш суровый герцог Де’Ларнесс решил нанять земельного управляющего, дабы самому освободиться от части этой рутинной работы и заняться более важными делами, к примеру - обустройством собственного замка, у этого самого управляющего и его помощников постоянно возникали какие-то несуразные проблемы. А так как нанял он его достаточно давно, то все эти глупые происшествия уже порядочно надоели Карлу. Происшествий этих было великое множество, так что нет никакой возможности перечислить их все, но все же приведем ниже хотя бы одно.
Не так давно произошло следующее ужасающие событие: Один из крестьян, работавших в замке, как выяснилось позже полнейший придурок, видимо по своему невежеству или по причине полного отсутствия разъяснений со стороны администрации выше указанного управляющего, по эксплуатации замковой канализацией… решил немного пошутить… Звали сего глупца Боб. Так вот Боб решил проверить «а, интересно, что будет, если я покручу этот вентель в подвале замка?» и закрутил его до упора, а сам ушел по другим не менее важным делам, совершенно позабыв о вентеле. Система канализации замка, и так не отличавшаяся особой работоспособностью и стабильностью, не смогла выдержать подобной шалости. Простояв несколько часов под огромным напором сточных вод, старые, насквозь прогнившие, ржавые трубы (спасибо экономным инженерам) лопнули в самых неподходящих для этого местах, залив небывало зловонной водной массой сначала ванную и личные покои лорда, затем и большой гостиный зал. Герцог впал в настоящее бешенство и даже немного избил нескольких, ни в чем не повинных, слуг. Естественно, после того как было произведено расследование, виновные понесли заслуженное наказание: своё получил и сам управляющий и заведующий канализацией, и пресловутый крестьянин Боб, который ещё долго не понимал за что его наказывают, подумаешь покрутил вентель… Но тем не менее, несмотря на все принятые меры неприятный запах еще долго стоял в залах замка…
Но вернемся к нашему повествованию, ибо мы немного отвлеклись.
- Да, господин, но на этот раз это что-то очень срочное – между тем отвечал Николя.
- Хорошо, хорошо, я буду, но только после того как позавтракаю. Готов ли уже…
- Завтрак уже подан, мой лорд, он ожидает Вас в столовой, - перебил Де’Ларнесса паж.
- Негоже столь толковому молодому человеку как ты, Николя, перебивать старшего, тем более того, кому ты изволишь служить. Видать не достаточно сильно я попал в тебя, - молвил смягчившийся герцог с улыбкой, - Да и к тому же я хотел узнать готов ли уже Баредар к сегодняшним скачкам, но завтрак – тоже нужная информация. Ты свободен.
Мальчик поклонился лорду и вышел вон из комнаты, потирая лоб и думая о том, что он тоже когда-нибудь станет таким же достойным представителем аристократии, как Карл Де’Ларнесс, легендарный рыцарь «Разящее копье».
Через некоторое время, приведя себя в порядок после сложного пробуждения и одевшись в привычный черно-красный наряд, Карл спустился в столовую для принятия пищи. Принятие пищи – было одним из любимых занятий достопочтенного герцога, вкусно поесть он любил и, что намного важнее, умел.
На столе его ждал довольно скромный, по меркам других лордов, завтрак, состоящий из четырех блюд. «Почему всего-то из четырех?» - осведомиться любознательный читатель. Дело в том, что жена бывшего рыцаря, очаровательная леди Блум уехала вместе с дочерьми, прелестными близняшками Шерри и Элизабет, в столицу империи, к своей кузине. А старший сын лорда (от предыдущего брака), бравый Альберт Де’Ларнесс – нес гарнизонную службу далеко на юге. Поэтому, уже в который раз, Карл, если не считать прислугу, завтракал в полном одиночестве, да, впрочем, ему никто и не был нужен.
Перво-наперво, усевшись за длинный, накрытый белоснежной скатертью, стол, герцог занялся (простите за каламбур) первым блюдом. Взяв в руку серебряную ложку, лорд зачерпнул немного свежайшего, легкого, почти диетического супа из великолепно украшенной глубокой серебряной тарелки. Убедившись в его отменных вкусовых качествах, герцог быстро приговорил суп, закусывая при этом свежим, пышным белым хлебом. На второе шеф-повар подал одно из любимых блюд герцога – «орочьий шницель», который, естественно, был приготовлен не из орка, а из нежнейшей ягнятины, приправленной ромеррийским соусом. Откуда пошло столь странное название блюда – доподлинно неизвестно, есть лишь предположение, что готовое блюдо выглядит подозрительно похоже на то, что представляет собой, по цвету и консистенции жертва орочьего топора. Быстро расправившись с ягнятиной и третьим блюдом – салатом «по-эльфийски», герцог перешел к четвертому и последнему. На десерт подали замечательнейшие пирожные с фруктовой начинкой «а-ля йожик». Все эти вкусности наш уважаемый герцог запивал вином «Сила Паладина», сроком своей выдержки, приближавшиеся к возрасту юного пажа Николя. Отзавтракав таким образом, аристократ, наконец, решил посетить покои земельного управляющего, очевидно занимавшегося чем-то чрезвычайно важным в своем двухэтажном доме-рабочем месте, благо это было совсем не далеко от несокрушимого замка Стилгарда, коим и владел герцог Де’Ларнесс.
На этот раз герцог решил не использовать какого-либо транспорта, а по-молодецки пройтись пешком по впечатляющей крепости. Вооружившись тростью, герцог гордо прошествовал вниз по дороге – в город. Он обращал мало внимания на встречных, отвешивавших ему низкие поклоны, и гордо глядя вперед, лишь коротко кивал в ответ. Пройдя по городу парочку кварталов, наш престарелый аристократ, наконец, очутился у массивной двери большого двухэтажного особняка. Его уже ждали и незамедлительно провели наверх, в приемный кабинет управляющего. Войдя в него, герцог застал управляющего в компании мага Ограйла и нескольких незнакомых ему личностей. Сам же управляющий, звали которого, кстати, Генри Лигель, судорожно маша пухлыми ручками, бегал по комнате от стола к окну, истерично вопя что-то о «происшествии на севере…».
Здесь стоит немного рассказать о самом Генри Лигеле. Это был небольшого роста довольно таки упитанный человек лет тридцати пяти-сорока. Румяное, детское лицо его имело круглую форму, нос был короток и широк, губы - пухлыми, а темные глаза его были большими и добрыми, их будто бы переполняло внутренние сияние, темные волосы были коротко острижены, что придавало лицу еще больше округлости. Увидев его впервые, незнакомые люди часто принимали его за наивного дурачка, что сильно огорчало Генри. Всем своим видом он никак не производил впечатления умного солидного чиновника, хотя на самом деле, именно таковым он и являлся. Кроме того, управляющий имел довольно неприятный талант попадать в самые нелепые ситуации, который преследовал его с самого детства. Он был пуглив, неуверен в себе и чересчур добр. Вместе с тем, в защиту Лигеля стоит отметить, что насамом-то деле это был умнейший и талантливейший человек. В основном именно благодаря его стараниям, маленькое и перспективное герцогство Нордшир, быстро превратилось в одно из самых богатых и благополучных в империи. Великолепная деловая хватка, организаторский талант и глобальная предусмотрительность, вкупе с неимоверной прагматичностью помогли Лигелю добиться столь впечатляющих успехов.
Герцог всегда был доволен успехами своего управляющего, и зачастую закрывал глаза на те небольшие недостатки подчиненного, раздражали его лишь нелепые случаи в хозяйстве, о которых читателю уже более-менее известно. Де’Ларнесс уважал Генри за его способности, но так же любил, и подшутить над ним. К примеру, однажды за беседой пристально поглядев на Лигеля, герцог изрек: «Знаете, Генри, я очень благодарен вам за то, что вижу вас так часто: я смотрю на вас и понимаю, что надо меньше жрать».
В комнате помимо самого Лигеля находился Ограйл – придворный маг, неподвижно стоявший в стороне, достаточно высокий по меркам их народа, гоблин, внимательно следящий за происходящим и еще несколько человек, очевидно чиновников разного масштаба, ведших дискуссию с начальником. Оскорбленный до глубины души тем, что его появление осталось незамеченным, Де’Ларнесс громко прочистил горло. Разумеется, что все присутствовавшие, тут же переключили свое внимание на герцога. - Наконец-то Вы здесь, мой лорд! – воскликнул своим писклявым голосом Лигель.
- Да, я здесь и мне очень интересно какого дьявола я вынужден был встать в такую рань!? – ответил в своей обычной манере герцог.
- Ну, мой лорд, понимаете, произошел страшный случай. На севере герцогства, возле самой границы с Амер-Каддом была сожжена таверна… - залепетал розовощекий управляющий встревоженным голосом.
- А, ну конечно! Если завтра кто-то украдет кусок пирога, обязательно вызовете меня на срочное совещание, лучше с утра, пораньше - и тогда я сам устрою вам такое «происшествие»! – вознегодовал недовольный герцог.
При этих словах трио разномасштабных чиновников проявило самый широкий спектр эмоций. Один из управленцев ехидно улыбнулся, другому стало стыдно и он покраснел, третий же чиновник подумал о том, что ему хочется есть, и погрустнел, так как до обеда было еще довольно далеко.
Ошеломленный управляющий не сразу нашелся что ответить. Но, подумав пару секунд, открыл было рот, дабы излить подробнейший рапорт о случившемся, но его опередил маг.
- Дело более чем серьёзное герцог, похоже, это работа некромантов, не каких-то там упырей, зомби или другой мрази, а именно представителей высшей касты – проговорил Ограйл, нисколько при этом, не изменившись в лице или позе.
Вечно недоверчивый ко всему, что касается магии, Де’Ларнесс бросил недовольный взгляд на волшебника, быстро переведя его затем на управляющего, который лихорадочно закивал.
- Так и есть мой лорд. Все так и есть. Из тех людей, кто был тогда в таверне - не выжил никто. Кстати говоря, по непроверенным данным известно, что не было найдено ни одного тела, зато местные рассказывают, что видели несколько этих омерзительных ходячих мертвецов, - говорил, все больше впадая в панику Лигель.
- Так... – протянул герцог, - значит, очередная парочка полудохлых выродков опять напакостила, а вы сразу поднимать панику? Эти твари лезут из Амер-Кадда постоянно...
- Но сэр... – пропищал Лигель.
- И ради этого вот, «пренеприятнейшего известия» вы меня сюда и притащили? – говорил Карл Франц, постепенно впадая в ярость, - доказательства?
- Если бы это были обычные упыри или зомби, то дело бы ограничилось лишь парочкой убитых, - монотонно говорил Ограйл, - у нас же имеется сожженная таверна, странные следы на стенах, показания свидетелей...
- Экий ты быстрый недавно же все убитыми были! – прорычал герцог, скрещивая руки на груди.
- Боюсь, управляющий располагает устаревшими данными, повелитель. Несколько свидетелей всё-таки нашлось. Хвала Всевышнему, им удалось выжить.
- И они, надо понимать, как примерные патриоты своей страны и верные подданные своего лорда, сразу же ломанулись обо всем докладывать в замок? – поинтересовался Карл Франц, опираясь подбородком на внушительных размеров кулак.
- Вы необычайно проницательны государь! – хором сказали разномастные чиновники. Карл Франц многозначительно на них посмотрел. Трио помрачнело и стерло с лиц заискивающие улыбочки.
- Ситуация более чем серьёзная господин, но сочтите за ересь, но я чувствую их силу! – говорил Ограйл принимая слегка обеспокоенный вид, будто бы узнал, что у него только что убежало молоко, - существа, обладающие их могуществом, способны сделать намного больше, чем спалить убогую таверну!
Де’Ларнесс косо посмотрел на своего мага.
- Интересно, что заставляет тебя так думать Ограйл? – буркнул аристократ.
- Даже если вы не верите в мое чутье, господин, просто задумайтесь над тем, что абы кто не прорвался бы через наши патрули, - Ограйл слегка скривил рот, - они сильны, и... целеустремленны, возможно, это разведка... перед новым вторжением
- Прощупывают оборону... – проговорил герцог, почесав подбородок.
- Вы необычайно проницательны государь! – радостно выкрикнуло трио, скорчив еще более идиотские улыбки. Карл Франц не обратил на них внимания.
- Так-так, похоже, все действительно серьезно, намного серьёзнее, чем я думал... вы немедленно же расскажите мне все, что вам известно, причем во всех подробностях, - проговорил встревоженно герцог, садясь на мягкое белое кресло, аккурат напротив управляющего.
Зная, что этот «увлекательнейший» доклад займет герцога надолго, невозмутимый Ограйл, жестом подозвал к себе гоблина. Тот неторопливо приблизился к магу.
- Пойдемте со мной – молвил придворный маг.
Гоблин послушался, тем более ещё нужно было отдать магу эту посылку, а тут у них такая кутерьма. И они вышли из кабинета, свернули налево, и, немного пройдя по коридору, увешанному картинами, изображающими сцены из сельской жизни, оказались в небольшой, залитой солнечным светом, комнате. Маг предложил зеленокожему сесть, тот шумно плюхнулся на стул и уставился на него, ожидая, что волшебник ему поведает. Разместившись напортив гоблина, Ограйл заговорил:
- К сожалению, господин Шагурпт, герцог вряд ли сегодня сможет поговорить с вами о проектировке канализации.
- Это я уже понял, - сказал, от природы одаренный умом, Гунэк, - но вы ведь вызвали меня сюда не для того, чтобы сказать это, не так ли?
- Абсолютно так. Я был весьма заинтригован вашими словами о посылке, что это может быть? печенье от моих надоедливых родственников? – шутливо вопросил маг.
- Нет, не печенье, - отвечал инженер, доставая из сумки обернутый в небольшой кусок ткани предмет, - на самом деле я и сам не знаю, что там, тот, кто просил меня её доставить, запретил мне глядеть внутрь.
- Интересно, интересно… - бормотал маг, принимая из рук гоблина нечто.
Он медленно развернул старую потертую ткань и обнаружил внутри черную книгу, покрытую густой сетью затейливых узоров. Гоблин почти физически ощутил, как потяжелел воздух, наполнившись какой-то темной мощью. Обычно невозмутимый, Ограйл вздрогнул, он, будто бы не веря своим глазам, дрожащей от волнения рукой, провел по книге, медленно раскрыл её и взволнованно всмотрелся в страницы. Это она… - прошептал маг, бережно, даже с опаской листая книгу, - не может быть, я думал все погибли… Затем он перевел взгляд на гоблина, внимательно следившего за его действиями, и возбужденно спросил:
- Где ты взял её, откуда она у тебя? – воскликнул маг.
- Эту посылку мне поручил человек, которого я встретил в «Веселом гноме», он сказал немедленно её вам доставить – невозмутимо отвил гоблин, умолчав об обстоятельствах тех событий.
- Человек… человек. Он был один? Или с ним были спутники? Он представился, как он себя назвал? – обрушил на гоблина шквал вопросов волшебник, пытаясь снова принять свой невозмутимый вид.
- Он назвал себя Лис, и он был один.
- Значит он, но как ему удалось… Хм… Хорошо, это очень ценная информация.
- Ценная информация и как я понял очень ценная посылка - все это заслуживает приличного вознаграждения, или я не прав? – спросил хитрый проектировщик канализаций, нагловато улыбаясь.
- Прав, и я позабочусь о вашем вознаграждении, но позже, сейчас, господин инженер, я очень спешу, - спокойно ответил Ограйл и добавил – вам очень повезло Гунэк, ведь некроманты сожгли именно «Веселого гнома»…
Оставив гоблина размышлять о своей невероятной везучести, придворный маг торопливо сбежал вниз по резной лестнице из красного дерева и, широко раскрыв тяжелую дверь, вышел вон из особняка управляющего. Он торопливо зашагал в сторону замка, его ждали дела, так много дел…
Гунэк же, немного поразмышляв с открытым ртом о природе удачи и сути вещей, плюнул в пол и направился в ближайший трактир, решив отметить свое везение обманом очередного дурачка.

_________________
Luke do not use The Force - try to think!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Вс сен 21, 2008 8:01 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср июл 30, 2008 9:10 am
Сообщения: 22
Откуда: Вьетнам
Немного лирики: Аффтар жжот! Пиши исче и ни в коем случае не пей йаду!

Глава III

Увеселительные мероприятия группы спортсменов-конников

Заар быстро вскочил на своего вороного коня, и, взяв в одну руку поводья, в другую посох, он обернулся к соратникам. Те уже бежали к лошадям, в спешке хватая оружие и необходимые припасы.
- Чего вы копаетесь? Скорее! Владыка не простит нам, если мы его упустим! – прокричал он товарищам.
- Он не мог далеко уйти, - сказал Гар-Нису, забираясь на коня, - он обречен…Хе-хе...
Вытирая, щедро напоенный кровью клинок, Корракс неспешно подошел к лошади, и так же не торопясь, на нее взобрался.
- Гар-Нису прав, он никуда не денется от нас – отвечая на недовольный взгляд предводителя, сказал он, сверкнув при этом своими бездушными глазами.
Отвернувшись от темного рыцаря, Заар громко прокричал: «Вперед!».
Все шестеро всадников метнулись от ворот крепости с максимально возможной скоростью. Они неслись по темному лесу подобно черным стрелам темных эльфов. Взгляды их были устремлены только вперед, всадников мало заботила густая вязкая тьма безлунной ночи, казалось, она лишь придавала сил их лошадям и уверенности им самим. Ветер бесновался, он раздувал черные плащи наездников, будто бы нарочно придавая им еще более устрашающий вид.
Заар несся впереди всех, его мощный северный скакун нес его словно обезумевший. Он упивался предвкушением того, как разорвет на части этого несчастного колдунишку. Ощущение погони опьяняло некроманта, а точнее ощущение полной беспомощности его жертвы. Да, он чудом выжил в устроенной Зааром западне, да он сумел украсть дар Владыки, он даже сумел сбежать, но разве это хоть что-нибудь значит? Ровным счетом ничего! Потому как шансов спастись, у него нет никаких. Раненый, уставший, едва ли он далеко уедет, он даже не сможет оказать никакого хоть сколько-нибудь ощутимого сопротивления его силе. Заар непременно настигнет его и тогда... Тогда он выпустит на волю всю свою извращенную фантазию, медленно и мучительно убивая беглеца. Он заставит его долго страдать, прежде чем позволит ему умереть. Но разве смерть станет его концом? Нет! Для него уже уготовано теплое местечко милого зомби-прислужника в одной из многочисленных Амер-Кадских лабораторий... Сначала он медленно и со вкусом станет отрезать ему руки… ладно это все потом, главное - его поймать и отобрать украденное сокровище! Лига за лигой, лига за лигой и ничего, пока что ничего... Позади был уже добрый десяток лиг и тут…
Ветер налетел с новой, неистовой силой, неся с собой новый ароматный запах. Гар-Нису с легкостью его распознал, это был его любимый запах – запах свежей крови. С упоением, втянув его в ноздри, он громко крикнул соратникам:
- Он близко! Я его чую!
По ночному лесу пронесся яростный, наполненный жаждой крови, радостный вопль. Ужасающий, леденящий душу любого живого существа, он раскатисто прозвенел в ночной мгле, разносясь на много лиг вокруг.
Заар улыбнулся – похоже, погоня близка к своему логическому завершению, значит, скоро начнется кровавое развлечение. Вдруг какое-то странное предчувствие заставило некроманта отклониться в сторону – как раз вовремя за сантиметр от его виска пронеслась стрела. Он стал пристальнее всматриваться в ночную мглу и, наконец, сумел разглядеть вдали тусклый свет. По мере приближения свет становился ярче, и теперь уже стало очевидно, что это свет множества, видневшихся вдалеке факелов. «Интересная манера приветствовать путников – стрелять, пытаясь проделать дополнительные отверстия в их черепе» - подумал Заар, и вскинул вверх руку, призывая своих спутников сбавить шаг и одновременно показывая «ночным стрелкам» свои временно мирные намерения.
Раздраженный этим вынужденным промедлением, Гар-Нису подумал лишь о двух вещах: о постоянном росте уровня женской эмансипации в юго-западных областях Империи да еще о всеобщей недооценке эффективности эмпирического метода в науке. Позже его светлую черноволосую голову посетила и третья мысль: «что за чертовщина только что пришла ко мне в голову?»
Все шестеро всадников, несколько замедлив шаг, приблизились к таинственно-факеластой причине их задержки – довольно разношерстной группе вооруженных людей, которые в свою очередь довольно увлеченно покрывали друг друга отборными ругательствами, обсуждая вопрос о преждевременном применении стрелкового оружия некими «тупыми имбецилами». При ближайшем рассмотрении эти ребята оказались весьма смахивающими на дорожных разбойников типами (что, собственно было довольно обычным делом на южных рубежах Амер-Кадда). Грубость манер, воинствующая тупость, раздражительность, жадность, животная жестокость – вот лишь немногие из всех тех замечательных черт, что обычно отличали представителей этой бесспорно, нелегкой и нервной профессии. И большинство из них явственно читались на одухотворенных лицах, встреченных амерцами милейших вооруженных людей. Разбойников было чуть больше дюжины, абсолютное большинство их которых составляли люди, но внимательный взор Заара успел рассмотреть парочку, выделяющихся ростом и несоразмерной для людей длиной бород, дварфов, да ещё одного парнишку, подозрительно смахивающего на эльфа или полуэльфа. Весь этот импровизированный отряд, совершенно наглым, образом перегородил некроманту и его свите дорогу, что амерцам, мягко говоря, не пришлось по душе. Непонятно чем диктовалось расположение разбойников на дороге: тактическими знаниями или элементарной сообразительностью, но перегородили дорогу они довольно грамотно. На флангах расположились, восседающие на ветхих укреплениях лучники, центр же заняли мордовороты с контактным оружием самых разных размеров. Получалось, что для всех тех, кто желал проехать по этой дороге, иного пути кроме как напрямик через этих ребят, просто не существовало. Таким образом, разбойничий отряд представлял собой довольно интересную пародию на эффективную боевую единицу. Возглавлял все это великолепие недурственных размеров дварф с бородой кроваво красного цвета. Он расположил свои мускулистые телеса чуть впереди всей оравы и теперь гнидно улыбаясь насмешливо поглядывал на конников. В руках головорез сжимал двусторонний топор совершенно не детских размеров. Яркий свет факелов выхватывал лидера разбойников во всей его своеобразной красе: массивный, грузный, покрытый сетью татуировок, перемежающихся со шрамами, он был похож на краснобородого волосатого орка, настолько он был огромен и вонюч. Состроив на физиономии еще более омерзительную ухмылку чем прежде (пускай это и казалось почти невыполнимой задачей), он уверенно шагнул вперед. Сделав несколько шагов хромающей походкой, дварф остановился и оценивающе поглядел на некроманта и его свиту.
- А, это вы вонючие трупаки? Страшно рад вас видеть! Давненько здесь не проезжали вам подобное, все больше всякая мелочь навроде селян да горожан, торговцев всяких, – заговорил предводитель толпы, продолжая улыбаться, - а тут вы как раз пожаловали – эка радость! Денежки-то небось при себе имеются? Да ты не хмурься тухлик, ежели денег нет, мы и вещами возьмем – мы народ добрый!
Речь предводителя довольно сильно позабавила его коллег по цеху, от чего те совершенно бесцеремонно заржали.
- Прости, карлик, но у меня, к сожалению, нет времени на тебя и твоих друзей-циркачей, – улыбаясь, заговорил в ответ Заар, - так, что пшел вон с дороги!
- Ай-ай-ай! Хамим, Трупачки! – ответствовал дварф, все так же скаля желтые зубы, - а мы ведь тут важное дело делаем – собираем дорожный налог, а с неплательщиками, говорит он, – сказал дварф красноречиво указав пальцем на свой топор. Разбойники вновь дружно залились хохотом (при этом один из них смеялся так, что едва не захлебнулся собственной слюной)
Глядя на главаря (во всех смыслах) сверху вниз, Заар не помянул присоединиться к веселью, весело засмеявшись, проговорил в ответ:
- Понятно... В таком случае нам придется убить вас всех – забавно, не правда ли?
В стане разбойников воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь звуками натягиваемой тетивы, да звоном покидающих ножны мечей, всадники же наоборот стали негромко посмеиваться.
- Убить их всех... – печально произнес Заар, внезапно растеряв всю напускную веселость.
Начался бой. Заар, вместе с коллегами быстро сократил количество вражеских стрелков, метнув парочку атакующих заклинаний. Обнажив мечи Корракс и Гар-Нису, понеслись на разбойников, сметая тех несчастных, что осмелились встать у них на пути. Пока эта сладкая парочка свирепо орудовала клинками на флангах, остальные спутники некроманта занялись ядром бандитского отряда, а так как делать это в данной ситуации было сподручнее пешком, они лихо поспрыгивали с лошадей и бросились врукопашную. Ах, рукопашная! Сколь любим всеми истинными бойцами этот вид боя! Кровища, кишки наружу, отрубленные конечности и, конечно же, синяки со ссадинами, а так же полнехонькие ведра адреналина – вот её непременные атрибуты (прошу простить за лирическое отступление). Занятие это было сколь веселое, столь же и утомительное, ибо незадачливые разбойники стремились оказать все сопротивление, на какое только были способны, лишь бы спасти свои жалкие шкуры. Быстро смекнув, что основную опасность для них представляют именно всадники, головорезы в первую очередь бросились именно на них, поставив себе целью сбросить их на землю. И это им удалось: почти сразу с коня сбросили Гар-Нису, Корракс продержался в седле чуть дольше, но в плотном кольце врагов, был вскоре выбит из седла ударом тяжелого копья в лоб (били древком). Краснобородый дварф же, стремительно бросился к Заару и, изящно размахнувшись топором, безжалостно рассёк коня последнего, хотя и целился при этом явно во всадника. Некромант свалился со спасшего его жизнь животного на землю, больно стукнувшись при падении головой о, не весть, откуда взявшийся, походный котёл, и оказался совершенно беспомощным перед надвигающейся опасностью. Дварф не замедлил воспользоваться возникшей возможностью и, вновь занес свой здоровенный топор для удара. К несчастью для него, удар не нашел своей цели и дварфский рунный топор с силой вонзился в многострадальную землю. Оказалось, что Заар каким-то чудом успел оклематься и избежал удара с помощью переката. Затем некромант лихо вскочил на ноги и, выхватив длинный клинок, мастерски блокировал нацеленный ему в грудь удар одного из разбойников и добил несчастного заклинанием, превратив его в аккуратный высушенный трупик. Затем он снова обратил свой внимательный взор на предводителя разбойников. Тот же, охваченный неистовой яростью, атаковал некроманта, норовя каждым ударом укротить его на полтуловища. Делая вместе с каждым ударом шаг вперед, он тем самым вынуждал предводителя всадников пятиться назад. Держа в одной руке черный клинок, а в другой полыхающий черным пламенем посох Заар умудрялся парировать или уворачивался от страшных ударов смертоносного оружия.
Когда с большинством противников было покончено Корракс и Гар-Нису метнулись на помощь, теснимому выходцем с гор, предводителю. Напрасная трата времени и сил, ведь она была ему уже не нужна. Грамотно пользуясь медлительностью оппонента, Заар в, очередной раз, увернулся от смертоносной атаки, почти одновременно проведя контратаку посохом в лицо бородачу. На долю секунды опешивший, дварф узрел, как некромант, быстро развернувшись, по инерции, опустил свое лезвие на него. Заар отрубил разбойнику руку, в которой тот сжимал свой чудовищный топор, конечность грузно рухнула на землю и залила грунтовую дорогу ещё одной порций крови, но оружие так и не выпустила. Стиснув зубы, дварф яростно вскрикнул от боли и ярости. Следующий удар посоха заставил его упасть перед некромантом на колени.
Затем Заар медленно поднял меч к лицу поверженного оппонента, которому оставалось лишь рычать от осознания собственного бессилия. Остановив лезвие напротив глаза дварфа, Заар одарил его улыбкой. В голове дварфа успела мелькнуть мысль о вежливости, ровно за секунду до того как некромант с силой вонзил клинок в его глаз, насквозь пронзив череп главаря разбойников. Упершись в мускулистое тело ногой, Заар оттолкнул его, высвободив тем самым клинок из плоти дварфа. Затем Заар молча вынул белоснежный платочек и принялся усердно вытирать лезвие, «опять меч испачкал» - мелькнуло у него в голове.
Лидер амерцев стал, не торопясь, спокойно прохаживаться по месту только что завершившегося боя, осматривая трупы убитых бандитов, при этом, непрерывно водя своим кружевным, белым платком по окровавленному клинку.
- Каковы результаты этой стычки? – тихо спросил через плечо некромант, обращаясь к признанному мастеру в деле подсчета трупов.
- Мы порвали их как Тузик некачественную грелку. Всех убили, никого не оставили, - отвечал, отличавшийся склонностью к аналитическому мышлению, Гар-Нису, - но, к сожалению и в нашем стане есть потери.
- Что!? Эти недоноски сумели прикончить кого-то из наших воинов? Кого и скольких? – забеспокоился глазовыкалывающий протыкатель черепов.
- Дар-Джи принял свою окончательную смерть, ему немного не повезло… - ответил за вампира Корракс, подняв для демонстрации окружающим тело некроманта со стрелой, торчащей прямо из глазницы.
- Проклятье! – негромко, воскликнул некромант и в негодовании швырнул свой несчастный платочек наземь. «Ну вот – теперь ещё и платочек окончательно испорчен! Что за идиотская ночь?»
Разумеется, не о каких душевных переживаниях Заара не может быть и речи, на судьбу товарища ему было откровенно наплевать, его больше волновал тот факт, что его отряд пусть и немного, но потерял в боеспособности. А Дар-Джи был хорошим магом... «Мир его праху и черт с ним и его душой» - подытожил Заар ворох собственных мыслей. О нет, подобная мелочь не могла отвлечь нашего целеустремленного злодея от целей его мисси. Есть лишь он, его цель и его награда, и если для достижения цели кому-то придется умереть, то да будет так, флаг с намалеванной на нем крышкой гроба ему в мертвецки холодные руки.
Некромант сделал еще несколько шагов, внимательно рассматривая трупы, затем, резко развернувшись на каблуках, обратился к компаньонам:
- На ритуал нет времени, так что в путь! – с этими слова Заар резво запрыгнул на лошадь убитого Дар-джи и бросился вперед.
Теперь уже пятеро темных воителей бодро пустились вскачь, нагоняя ведомого лишь им самим беглеца. Ныне всадники летели еще быстрее, разгоряченные битвой, они предвкушали скорую расплату с подлым похитителем темной реликвии. Через пару лиг грунтовая дорога, наконец, сменилась каменной, что, признайте, не может не радовать. Некогда этот путь был частью популярного пару сотен лет назад «Великого торгового тракта», ныне же путешественники и торговцы, не будь дураки, старались избегать этой опасной дороги, метко прозвав её «дорогой мертвецов» («долбаной дорогой мертвецов» если быть более точным). Ради справедливости стоит добавить, что находились все-таки отчаянные головы готовые идти этим путем, что сулило большую выгоду. Старая, потемневшая от времени дорога мертвецов, довольно шустро для своего возраста, изгибалась меж разнообразных препятствий то и дело возникавших на её пути. Перед ней постоянно вылезали небольшие болота, наполненных зеленой, зловонной жидкостью, которую и водой то назвать было сложно, огромные могильные курганы, покрытые темной пожухлой травой, странного вида руины и черт знает что ещё. Тяжелое, низкое небо, потрескавшаяся, источающая гной почва, с непременной зеленой дымкой, зловещие мрачные огоньки, монотонно парящие над поверхностью - являли собой обязательные атрибуты здешней своеобразной экосистемы. Перечислять же какие удивительные животные населяли эти места, к сожалению, нет никакой возможности, но поверьте – они действительно мерзкие. Казалось вся окружающая, гнетущая обстановка медленно наползала на узкую старую дорогу, желая отвоевать свои территории у камня. Черный лес мелькал перед глазами всадников гнилыми деревьями, источающими блеклое, едва заметное, зеленоватое свечение. Многие из них были начисто лишены листвы, на других же – сохранились остатки былого зеленого великолепия в виде болезненно фиолетовых, но все еще живых, разлагающихся листьев. Для путника, не бывавшего здесь прежде, (впрочем как и для бывавшего) вся здешняя обстановка казалась нестерипимо ужасающей, поэтому неудивительно, что любой мало-мальски здравомыслящий человек стремился убраться отсюда как можно скорее и как можно дальше. Некромант же со свитой нормально воспринимали местные красоты и достопримечательности, хотя нравилось им далеко не все, особенно страдал Гар-Нису, считавший, что подобное творение разрушительной магии оскорбляет его чувство прекрасного. Некогда величественный и живописный, этот лес, сейчас являл собой лишь жалкую тень блестящего прошлого.
Целый час Амер-Каддцы любовались Черным лесом, прежде чем выбрались на более просторный, и, что сразу ощущалось по запаху более здоровый участок леса. Это могло значить только одно – они вплотную приблизились к границе Империи. Заару пришлось нехотя констатировать, что его жертва оказалась много проворнее, чем он предполагал. «Расправа ненадолго откладывается» - решил некромант, немного придерживая, своего нового, и, надо отметить, весьма непослушного коня.
А между тем эта кровавая ночь уже подходила к концу, и до рассвета оставалось уже не более получаса. Предчувствуя скорое появление светила, Гар-Нису, в надежде хоть как-то защититься от пагубного для себя воздействия светила, накинул капюшон на черноволосую голову и плотнее закутался в свою мантию. О нет, солнце, конечно же, не могло доставить ему никакого вреда, ведь все понимают, что вампиры умирают от воздействия солнечных лучей только в детских сказках, про страшных и страшно уязвимых врагов. Гар-Нису же, не любил находиться на солнце совсем по другой причине, он считал, что даже тень загара может испортить его «изысканную аристократическую бледность», которой он так гордился. Приметив действия вампира краем глаза, Корракс едва заметно улыбнулся: «Гар-Нису! Парочка солнечных лучей способна доставить ему столько же дискомфорта, сколько мне арбалетный болт в заднице».
Медленно, но верно Заар впадал в ярость. Чертова погоня превратилась в цирк! Он фактически уже провалил задание... «Черта-с два! Я догоню этого подонка и потру его на мелкой терке, прячься он хоть под юбкой у самой святейшей императрицы! И ни одна мразь меня не остановит!» - думал целеустремленный некромант и владелец терки в одном лице, - «перейти границу? Проблемно, но возможно!»
Солнце между тем поднималось все выше, черный лес стал постепенно редеть, переходя в здоровый сине-зеленый древесный массив. Все это время видневшиеся на горизонте Арановы горы стали теперь значительно ближе и теперь слепили путников яркими отблесками своих снежных вершин. Граница была уже совсем рядом, и решение необходимо было принимать немедленно. Дорога, лежавшая на пути конников, вела точно на юго-запад к приграничной крепости, которая неприятным серебристым пятном активно маячила вдали. Заар немного замедлил ход своего скакуна, собираясь обратиться к своим бравым товарищам. Но Гар-Нису опередил его, заговорив, откуда-то из-под плаща:
- Ну что? Приехали. Граница. Ехать дальше чистое самоубийство. Урод сбежал. Сокровище потеряно. Считай, что мы все уже трупы... Идеи есть? Чем обрадуете дорогие мои друзья? Может, совершим массовое самоубийство в жестокой манере, чтоб быстрее да легче было?
- Самоубийство подождет. Есть одно предложение, и оно не обсуждается. Мы преодолеем границу, поймаем нашего придурка поменяем ему руки-ноги местами и вернем украденное, – тихо, но довольно раздраженно ответил некромант.
- Это все конечно неописуемо здорово, но каким таким чудесным образом мы всё это провернем? Ты понимаешь, что на той стороне из нас легко и непринужденно сделают фарш? И это в лучшем случае... – запротестовал вампир-эстэт.
- А кто сказал, что мы будем рваться напрямик, загорелый ты наш? – резко парировал некромант.
- Какой-то обманный маневр? Обходной путь? – предположил рыцарь, заинтересовавшись идей дерзкого проникновения на территорию врага.
- Обходные маневры придумали трусы! – вставил Кайро, большой оригинал, и вампир с маргинальными наклонностями одновременно.
- Ага, а еще трусы придумали носить доспехи, не жрать с земли и контрацепцию – произнес насмешливо Корракс.
- По-моему любому кародарскому барану понятно, что идти на прямик не представляется никакой возможности, но давайте послушаем, что предлагает наш лидер, - вклинился в разговор Варргот, вампир пусть взбалмошный, но интеллигентный.
- Благодарю, Варргот, - молвил Заар, - Мы пойдем обходным путем, ведь с нами здесь присутствует неплохой следопыт, знающий эту местность так же хорошо, как и свои пять наманекюренных пальчиков – произнес некромант, глядя на Гар-Нису.
Гар-Нису в ответ натянуто улыбнулся и зачем-то стыдливо спрятал ладони под складками плаща.
- Заар, а что насчет того, чтобы проявить оригинальность? – щурясь, заговорил Кайро.
- О чем это ты? – вопросил, не прекращая движения, лидер всадников.
- Я предлагаю пройти прямо через Стилгард, притворившись странствующими волшебниками… ну или кем нибудь еще… Мы задурим головы страже и, спокойно проникнем в крепость, сэкономив тем самым целую кучу времени – продолжал оригинал.
- Толково придумано… - язвительно молвил Корракс.
- Кайро, а ты не подумал о том, что наша одежда несколько выдает нас? При этом я говорю даже не о том, что на ней полным-полно кровавых пятен и некромантских рун! И заметь, я не говорю тебе ни об оружии, покрытом символами Амер-Кадда, ни о взмыленных лошадях! – выпалил вампиру Заар, - но в одном ты прав времени у нас и так слишком мало, чтобы тратить его понапрасну.
- А он вообще редко думает… - вставил темный рыцарь.
- Хорошо, нам всего-то и надо раздобыть где-нибудь одежду! – запротестовал Кайро, бросив при этом злобный взгляд на Корракса.
- Где ж ты ее достанешь? Ни на этом, ни на том берегу реки нет ни единого поселения на многие лиги, только этот чертов Стилгард! – вновь вмешался в беседу, вечно молчаливый Варргот – Или, может быть, ты рассчитываешь встретить тут бригаду праздно шатающихся странствующих волшебников, быстренько перерезать им глотки и забрать их одежду!?
- Да наряди его хоть в одежду фермера или, скажем платье невесты, все равно любой идиот заподозрит что-то неладное, глядя на его кровожадную, невменяемую физиономию, – сказал, улыбаясь, из-под низко опущенного плаща, Гар-Нису.
- Как и в случае с большинством из представителей вашего вида – снова вставил Корракс.
- Да, но ты только на него посмотри с таким-то лицом легко можно распугать всю округу и не поможет даже гипноз! – проговорил вампир, продолжая скалиться.
- Ты бы лучше следил за языком, пока мне не пришлось его укоротить! – воскликнул взбешенный Кайро (видимо у него были какие-то комплексы, связанные с его внешностью).
Уровень раздражения угрожающе нарастал, и вскоре эта милая перебранка могла перелиться во вполне себе реальный конфликт.
- Ты мне угрожаешь? – вопросил Гар-Нису, повышая голос, - тебе мало остальных проблем так ты ещё драку решил затеять?
- Хватит! – оборвал спорщиков Заар, - прекратите юродствовать! Мне конфликты в отряде не нужны! В конце концов, вы профессионалы или сборище безмозглых маньяков-некрофилов? Может, начнете глотки друг другу резать? Есть желание – тогда валяйте, только быстрее, а то у меня и так времени в обрез!
Вампиры понемногу утихомирились, лишь Гар-Нису зачем-то продолжал скалиться. Прозвучала ещё парочка поддевок, которая впрочем, уже ни к чему серьёзному не привела. Заар остановил коня и надолго устремил свой взор куда-то далеко на юг. Первым, что бросалось в глаза, была могучая громада Стилгарда, дальше, насколько хватало глаз, раскинулась просторная равнина, с редкими холмами, да небольшими вкраплениями ельника. Лидер всадников, невольно полюбовался видом, раскрывшимся перед его глазами, все-таки, когда это была его родина, пусть теперь и ненавидящая своего сына.
- Поехали, - сказал он через плечо. - Веди, аристократ!

_________________
Luke do not use The Force - try to think!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: Ср сен 24, 2008 9:35 pm 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср июл 23, 2008 9:47 pm
Сообщения: 320
Откуда: пл. Кибертрон
Очень хорошо написано... А продолжение будет?)

_________________
Десептиконы не умеют сеять разумное, доброе, вечное... Мы умеем сеять только панику!
Обманоиды - это те же десептиконы...
Йа КРЕВЕДКО!!! - (с) Френзи...
ОП - авторедиско - (с) Френзи...
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3



Перейти:  
cron